Александр / Alexander

Историческая драма "Александр" (Alexander)
Режиссер - Оливер Стоун. В ролях - Колин Фаррелл, Анджелина Джоли, Вэл Килмер, Энтони Хопкинс, Джаред Лето, Розарио Доусон. США. 2004. 173 мин. Бюджет: $155 млн. Сборы по миру: $34 млн.

Пеплум-шмеплум, греки-шреки, македонцы-шмакедонцы.
Определение кота Бублика

Когда был Шурик маленький с курчавой головой.
Стихи

Мы принесем им западные ценности - кока-колу,
гамбургеры и блокбастеры.
Александр о завоевании Азии

И вы хотите сказать, что вот этот пидор - великий Александр?
Какой-то грубиян

Ах, какие мальчики...
Восторженный зритель

Когда был Шурик маленький, с курчавой головой, нелегко жилось ему при дворе короля Артур... пардон, Филипа (Вэл Килмер). Вечно пьяный отец склонял мать Шурика Олимпию (Анджелина Джоли) к противоестественному сожительству: папа сверху, мама снизу, что в те распущенные времена считалось вызовом общественной морали, но мама Шурика была та еще гадюка, поэтому папа все время уходил посрамленный, не исполнив своего супружеского долга. Да и был ли долг у него, папы Шурика? Не было у него никакого долга! Ну да, он был бесстрашный воитель! Но и только-то! Он не был стратегом. Он не способен был смотреть на два, три, шесть и восемь десятых шагов вперед! Всю жизнь он мечтал покорить Азию - и что же? Ничего! Азия как была наедине со своими азиатскими пороками, так и осталась. Филип так и не смог принести в Азию блага западной, то есть греческо-македонской, цивилизации: вино, оргии, симпозиумы и даже, храни меня Аполлон, коллоквиумы.

Все это должен был сделать Александр (Колин Фаррелл), сын Филипа, рожденный Олимпией. Правда, Олимпия как-то призналась Александру в том, что Филип - не его отец. Однако на прямой вопрос: "Кто мой па, ма?" - она отвечала уклончиво, называя кандидатуры Зевса (старичок любил пролиться на молодушек золотым дождем, за что меркантильные красотки осыпали его незаслуженными ласками) и других богов, и юному Шурику оставалось надеяться, что это все-таки не повар и не охранник, потому что Филип хоть и был одноглазым пьяницей, однако его социальное положение позволяло Шурику с гордостью заявлять однокашникам: "Мой папа - царь. А ваш, между прочим, кто?"

Прошли годы. Филип пал жертвой цирроза печени. Правда, чтобы он действительно пал, эту его печень посторонним людям пришлось проткнуть мечом, но вина Олимпии не была доказана, поэтому все списали на несчастный случай. В результате Александр стал царем. И вот тут парень развернулся! Он собрал всех своих однокашников, которые к тому времени стали крутыми военачальниками, и отправился завоевывать Азию, то есть реализовывать светлые мечты Филипа.

В походе македонцам пришлось нелегко. Воды - мало, болезней - много. Плюс - всякие разные недружелюбные племена, которые отказывались принимать блага западной цивилизации, и александрову войску пришлось немало потрудиться, чтобы заставить это быдло любить светлую музыку группы "Одноглазые гомеры".

Александр стойко делил тяготы походной жизни вместе со своим войском и со своим любимым другом Гефестионом (Джаред Лето). Александр настолько хорошо относился к Гефестиону, что даже делил с ним постельку. И не только с ним. Еще и со всякими другими смазливыми мальчиками, причем его политкорректность доходила до того, что он был готов обнимать и целовать даже азиатов, чем вызывал легкое возмущение своих сатрапов, которые считали, что настоящий македонец должен трахать только македонцев.

Ну а дальше - почти все три часа экранного времени Александр будет долго и нудно вести войска на восток, создавая огромную Империю под своим началом. У него есть светлая цель - приобщить азиатов к благам цивилизации. И ради этой цели он не остановится даже перед необходимостью перерезать всех этих азиатов к чертовой матери, включая своих собственных македонцев, которых достали все эти бесконечные походы...

***

Скажу сразу - от Оливера Стоуна я такого не ожидал. Вот от кого угодно - от Майкла Бэя, Джона Мактирнана, Кевина Рейнольдса или, прости господи, Роланда Эммериха, - но не от Оливера Стоуна, снявшего несколько довольно мощных фильмов, в которых весьма серьезно исследовались интереснейшие личности вроде Никсона, Джима Моррисона и Джона Кеннеди. Раз Стоун, думал я, значит, это все-таки будет не обычный чертов "пеплум" (так теперь модно называть голливудские блокбастеры на тему всяких древних греков-шреков), а кинематографическое исследование жизни и личности действительно великого человека.

Что в результате? Полный разгром по всем фронтам, включая даже правый фланг непобедимого Клейтуса. Плюс - невероятное удивление от того, как Колин Фаррелл, который мне вообще-то всегда нравился, играет эту роль. Впрочем, так как Фаррелл обычно совершенно другой, я думаю, что на этой трактовке настоял именно Стоун, который, как известно, вовсе не склонен разрешать актерам играть роли (особенно главные) так, как им вздумается.

Какой Александр получился у Стоуна? Идиотский! В детстве Шурика пестовала мамочка - жуткая кобра, которая, с одной стороны, мечтала о том, чтобы сынулька стал просто-таки весь из себя царь, однако одновременно лелеяла надежду возвыситься вместе с ним. Потом Шурик стал потихоньку освобождаться от жесткой опеки мамульки, но все равно периодически шмыгал носиком, делал брови домиком, и его становилось так жалко, так жалко, что только любовные утехи Александра с Гефестионом позволяли слезе как бы самой по себе высохнуть где-то в уголке глаза.

Любовные утехи Александра - вообще отдельный разговор. Оно понятно, что в старые времена к этому относились намного спокойнее, чем сейчас. И боевому слону понятно, что, когда доблестные воины годами и чуть ли не десятилетиями шатаются туда-сюда по Европе и Азии, им нужно чем-то себя занять. Наилучший вариант - женщины завоеванных территорий, но если за много месяцев войску не попадается ничего живого? Поэтому выход один - спать друг с другом. Юные бойцы отдаются прославленным воинам, и все довольны. Но в этом не было никакой серьезной подоплеки - просто удовлетворение простейших потребностей, ничего более.

А у Стоуна Александр получился такой ярко выраженный гомосексуалист, что, честно говоря, я бы на месте врагов не рискнул поворачиваться к нему спиной. То эта сплошная и всепоглощающая любовь к Гефестиону (Джаред Лето, кстати, на педераста не сильно похож, поэтому ему все время жутко мазюкали глаза и снабдили его персонажа длинными спутанными волосами...), то всякие симпатишные танцовщики, которые вечно вдруг обнаруживались в постели Александра... В общем, прям новый символ гей-культуры получился, а не великий завоеватель. Я все время ожидал, что он вместо завоевания Азии займется конструированием haute couture, а потом нарядит в эти педерастические тряпки своего обожаемого Гефестиона, обнимет его прохладные бедра и заплачет от умиления... Я ничего не имею против гей-культуры, только при чем тут великий завоеватель?

Теперь о завоевании Азии. Планы Александра в трактовке Оливера Стоуна до странности напоминают планы нынешней администрации США. Все эти азиаты, говорит Александр, грязные, вонючие, ни фига не культурные, публично совокупляются и не имеют никаких общечеловеческих ценностей. Но когда придем мы, македонцы, азиаты получат отличную работу, в результате чего начнут со страшной силой окультуриваться, и мир станет совсем другим. А в Будейовицах разместят мадьярский гарнизон, и начнется смешение племен. Существует такая теория, что изнасилование девушек другой национальности — лучшее средство против вырождения. Во время Тридцатилетней войны это делали шведы и испанцы, при Наполеоне — французы, а теперь в Будейовицком крае то же самое повторят мадьяры, и это не будет носить характер грубого изнасилования. Все получится само собой. Произойдет простой обмен: чешский солдат переспит с венгерской девушкой, а бедная чешская батрачка примет к себе венгерского гонведа. Через несколько столетий антропологи будут немало удивлены тем, что у обитателей берегов Мальши появились выдающиеся скулы.

Чтобы подтвердить эту теорию, Александр даже взял в жены местную дикарку латино-африканского происхождения (где она там взялась глубоко в Азии - другой вопрос), которая до странности похожа на его мамашу (да-да, Александру Стоун еще и влепил явный Эдипов комплекс) и в первую брачную ночь по дикарскому обычаю решила Александра зарезать, но он ее все-таки трахнул и потом сказал со вздохом: "Увы, это всего лишь жалкая копия мамочки!" (Честное слово, именно так в фильме и сказано.)

При этом Александр, как и нынешняя администрация, крайне ревностно следит за политкорректностью. Считая, что азиаты - убогие людишки, которые ни дня не проживут без благ западной цивилизации, он тем не менее постоянно подчеркивает дружественность своих намерений и запрещает ближайшим соратникам неуважительно относиться к коренному населению. В процессе завоевания вы их можете убивать и насиловать сколько вам вздумается, объясняет Александр своим военачальникам, но когда завоюете - только глубокое уважение. Глубочайшее. И не сметь называть их "азерами", приказывает Александр. Исключительно - "лицо азиатской национальности".

И вся эта педерастическая трагедия длится почти три часа!..

Кто был Александр? Великий завоеватель! Этих завоеваний за все три часа показано ровно два: сцена сражения с царем Дарием и сцена битвы в лесу в Индии. Все. Сняты эти сражения достаточно паршиво - так в прошлом веке снимали: камера непрерывно дрожит, все в пыли и в дыму, зрители сами должны догадаться, кто кого в этот момент замочил.

Если не сражения - тогда исследование личности великого полководца. Однако Стоун эту личность исследовал глубоко по-своему, причем так, что до предела возмущенные греки подают на него в суд, требуя в титрах написать: "Этот чертов педерастический Александр у Стоуна - плод его воспаленного воображения, а вовсе не история жизни нашего национального героя". Я так думаю, что Стоун, если он честный человек, просто обязан сделать такую надпись.

В общем, мне резко не понравилось. Это и не Александр, и не блокбастер. Та же "Троя", при всей ее невероятной клюквенности и при наличии розовопопового Ахиллеса, хотя бы пристойно смотрится. Это зрелище. "Александр" Стоуна - это вообще не пойми что. Давить такие пеплумы к чертовой матери, короче говоря...

Кстати, в прокате он провалился с совершенно диким треском (в отличие от "Трои"). Я не злорадствую. Просто это вполне закономерно.

***




*** 



Поиск по названию