Перл-Харбор / Pearl Harbor

Военная мелодрама "Перл-Харбор"(Pearl Harbor)
Режиссер - Майкл Бэй. В ролях - БенЭффлек, Кейт Бэкинсейл, Джош Хартнетт, АлекБолдуин, Джон Войт, Кьюба Гудинг-младший. США.2001. 172 мин.

- Ты хочешь сказать, что русскиедействительно
помогали нашим надавать Гитлерупо заднице?
(одна американка в частной беседе)

Режиссер Майкл Бэй и продюсерДжерри Брукхеймер создали классическийлюбовный треугольник. Сначала эта парочкасняла боевичок "Скала", в процессесъемок которого они никак не могли решить,что именно делать - откровенный стеб илисерьезный боевик, поэтому получилось ни то,ни другое. После этого они решили все-такипостебаться от души и сняли оченьприкольный фантастический мюзикл "Армагеддон"(возможно, впрочем, важную ироническуюсоставляющую туда внес очень грамотноподобранный на главную роль Брюс Уиллис). Нуа затем Брукхеймер с Бэем постановили, чтохватит прикалываться, и что пора ужеполучить настоящие денежки на съемки, атакое возможно только в том случае, еслиснимается что-нибудь очень пафосное, ноглавное - патриотическое. Нечто вроде "ДняНезависимости" или "Патриота", но насовременный лад и по историческимматериалам.

Поскольку Америке в планевоенных достижений можно похвастатьсятолько героической борьбой Гибсона противангличан и войной в Заливе, а об этом фильмыуже сняты, Брукхеймер решил сделатьдостаточно нетривиальный ход - сделатькартину о достаточно позорном для Штатовсобытии - бомбардировке японцами Перл-Харбора,когда из-за огромных просчетов политиков ивоенных Америка лишилась своих лучшихкораблей.

Однако Брукхеймер вовсе несобирался, подобно Чернышевскому и Ленину,искать ответ на вопрос "кто виноват и чтос ним после этого делать?". Ему надо былоснять настоящий блокбастер, которомупредназначалось затмить сам непотопляемый"Титаник" по количеству уничтоженногопопкорна, и он довольно серьезно подошел крешению этой задачи. А раз мозги самому себеи зрителям лишний раз забивать не нужно,тогда схема сценария и рождающегося из негофильма строится следующим давно ужеапробированном в Голливуде образом:главное в такой картине - три источника итри составные части максимальногопоглощения попкорна.

Первый источник - зрелищность испецэффекты. Ну, тут развернуться всегдаесть где, особенно когда на картину дают 140миллионов баксов и речь идет о войне.Современные средства позволяют минут сорокэкранного времени взрывать корабли,самолеты, людей и всякий корабельныйинвентарь. При этом самолеты будутпикировать прямо в зрителей, проноситься вметре от земли (даже я, закончив Московскийавиационный институт, считаю, что ониобычно летают несколько выше), ударяться вантенну и от такого жуткого удараотбрасываться назад, словом, ЗРЕЛИЩЕ будетобеспечено. Какая, в конце концов, разница,марсиане бомбят Нью-Йорк или японцы бомбятПерл-Харбор?

Второй источник - патриотичныйпафос. Собственно, для Америки он вполнеоправдан. Когда у страны еще нет своейистории, своего языка (гарлемский сленг -это еще не язык) а национальности "американец"в природе не существует, то единственныйспособ объединить "нацию" - напичкатьее пафосным патриотизмом, чтобы онивставали, исполняя гимн страны передбейсбольным матчем, и рыдали, глядя на свойродной американский флаг. Ну и, разумеется,чтобы гордились любыми эпизодами своейистории, даже позорными. 

Потому что иначенельзя. Иначе не будет единения и восторгаот любых действий Любимого Президента (неважно,вообще говоря, какого именно), который многораз объяснял, что на американцах лежитособенная миссия: они - спасители всего мира.Что бы делала эта вшивая Европа, не говоряуже о России и Азии, если бы не было Америки?Да загнулись бы к чертовой матери отГитлера, Саддама или Милошевича, однозначно!И только американский президент вместе сдоблестными военными защищает весь мирсвоей добродушной грудью.

Можно взять даже бомбардировку"Перл-Харбора", чтобы спокойнодоказать эту немудреную мысль. Что говорите,военные и политики позорно прозевалияпонцев? Да ни черта подобного! Мудрыйамериканский президент Рузвельт простослепо доверял императору Хирохито (прям какСталин Гитлеру), а военные были уверены, чтояпонцы не дойдут до такой низости, какбомбардировка военных кораблей. Высокиечины могли предположить все, что угодно - ну,например, что японцы разбомбят какой-нибудьЧикаго, но что ВЕСЬ ФЛОТ - такого никто неожидал! 

Ведь прекрасно известно, что флот вовремя боевых действий намного важнеекакого-нибудь дурацкого мирного населения.Вот американцы, например, не были такимитварями, как японцы. Вместо того, чтобыатомными бомбами уничтожить красу игордость Японии - боевые корабли, они всего-навсегостерли с лица земли пару обычных японскихгородов - какую-то Хиросиму и некую Нагасаки,- за что получили благодарность всегомирового сообщества. Ведь после фильма "Перл-Харбор"на сто процентов стало понятно, что японцызаслужили минимум десять Хиросим и Нагасак,а доблестные военные их просто пощадили.

Поэтому не надо винить военных иполитиков. Они не знали! Это просто подлыеяпошки тихонько собрали флотилиюавианосцев, незамеченными пересекли океани раздолбали почти весь флот, которыйблагодаря доблестным военным и блестящейработе разведки был бы, конечно, полностьюготов к атаке врага, если бы не коварствояпонцев.

И только после этого Президент,наконец, ПО-НАСТОЯЩЕМУ ВОЗМУТИЛСЯ и далкоманду дать япошкам прикурить. И дали! Иприкурили, слетав несколькимибомбардировщиками и раздолбав пару заводов!И вот тогда нация сплотилась и поняла, чтосейчас Америка к чертовой матери победитвсего Гитлера и его Хирохито. А после этогоможно и атомной бомбой шлепнуть - за наш "Перл-Харбор".Тем более, что Президент даже забыл о своемпараличе, и чтобы показать всем этимвоенным, что такое настоящий ковбой, всталсо своего кресла и даже сплясал степ, хотя ибез части необходимых для этого танцаэлементов (есть в картине похожий эпизод; степ он, правда, не танцевал, но с кресла вставал, чтобы поднять боевой дух своих генералов).

Третий источник - слезливаямелодрама. Причем чем слезливей ипрямолинейней - тем лучше. Не надоустраивать какие-нибудь выверты, как в "Титанике",из серии "он был титулярный советник, онагенеральская дочь". В "Титанике" этаистория, конечно, прокатила весьма неплохо,но лучше что-нибудь попроще. Какой-нибудьклассический любовный треугольник вобрамлении войны. Чувства должны бытьпрямые, как палка, но главное - понятные всемзрителям, даже последней доярке.

Он (Бен Эффлек) - бравый летчик,который лучший из лучших, сэр, с детствабредит воздухом и даже часами простаиваетперед вентилятором. Она - генераль... тьфу,привязалось. Она (Кейт Бэкинсейл) - обычнаямаркитантка, пардон, медсестра. Между нимисначала возникает чувство взаимногопритяжения в военном госпитале, когда онаему в задницу колет какое-то лекарство (цитата:"Девочки! Задница у него, конечно,восхитительная!"), затем последняя ночь,которую он предлагает не опошлятьинтимными взаимоотношениями, а после этогоотправляется добровольцем воевать в Англию.

Но у него есть Друг (Джош Хартнетт)!Самый настоящий друг детства, с которымдаже кукурузы початок - и тот пополам.Поэтому есть на кого эту девушку оставить -на Друга. Ты уж, Дэнни, береги ее, понял? Дачто ты, Рэйф, все будет тип-топ! Всади от меняфрицам пулю в зад!

В Англии Рэйф шикарно воюет,затыкая этих паршивых английских снобов запояс, и все им восхищаются. Один из англичан(со следами аристократического вырожденияна лице) даже говорит Рэйфу: "Знаешь,парень, я раньше недолюбливал янки. Нотеперь, когда я увидел, как ты летаешь, тоуже не буду завидовать японцам, которые,быть может, разбомбят ваш Перл-Харбор".Однако в одном из воздушных боев Рэйф былсбит. Катапульту заело, поэтому он успелтолько раздолбать фонарь самолета передпадением в воду, чтобы даже самые тупыезрители поняли - Рэйфа рано списывать сосчетов! Этот парень еще покажет японцам, чьяФудзияма выше!

Разумеется, девушке (ее зовутЭвелин) сообщают, что Рэйф погиб к чертовойматери. Она, конечно, вся рыдает со страшнойсилой и находит утешение только на груди уДэнни, который поклялся Рэйфу оберегатьдевчушку. И он ее так активно утешает, чтоона, вроде как, становится немножкобеременная. А тут и Рэйф подоспел.Происходит трогательнейшая сцена наскамейке (сценарист Рэндалл Уоллес писалсценарий к "Храброму сердцу", так чтоон особенно силен в подобных сценах),сопровождаемая диалогом, от которогомеркнет и "Гамлет", и "Отелло", идаже "Годзилла":

- Рэйф, - говорит Эвелин, - тывернулся?

- Дык, - отвечает Рэйф, и крупнаяслеза наворачивает свой девятый вал вправом глазу, - ясный пень, вернулся. Я,Эвелин, теперь живой. И даже живее всехживых!

- Ни фига, - отвечает Эвелин. - Тыумер. Я точно знаю, мне об этом сказалавоенно-полевая почта, а она практическиникогда не ошибается.

И тут Рэйф понимает, что делонечисто. Перед ним встает только одинвопрос - КТО? Кто посмел настолько активноутешать его девочку, когда он вставлялфрицам пистон в Англии? И когда Рэйф узнает,что это его лучший друг Дэнни мышковал всеэто время, происходит достаточнонеожиданная (это я издеваюсь) сцена в баре,когда пьяный Рэйф со слезами на глазах орет:"Я разве в ЭТОМ СМЫСЛЕ просил тебязаботиться об Эвелин", и все бьет и бьетДэнни морду.

А завтра была война. Не успели оникак следует подраться, как пошлабомбардировка Перл-Харбора. И если бы неРэйф с Дэнни, а также присоединившийся к нимв качестве артиллериста и группы поддержкис земли корабельный кок, а в будущем - военный ныряльщик Дорис Миллер (Кьюба Гудинг-младший),от Гавайев вообще бы ничего не осталось. Атак, поскольку Рэйф с Дэнни и Миллер ввоздушном и наземном бою раздолбалидесяток японских самолетов (летчики -восемь штук и Миллер парочку), то японцыотстали, на третий заход не пошли иотправились пить свое саке.

Но проблема, между тем, не решена.У Эвелин ребенок от Дэнни (хорошо еще, чтоРэйф перед отлетом себе ничего ТАКОГО непозволил, потому что в этом случае путаницабыла бы просто кошмарная), но она все равнолюбит Рэйфа, хотя он в ее душе уже умер. ИРэйф любит Эвелин. И Дэнни любит Эвелин, но иРэйфа тоже. Проблема, казалось бы,неразрешима, однако тут очень кстатиРузвельт, вставший с инвалидной коляски,решает наконец дать японцам прикурить. Нокак? Слишком близко к Японии авианосецподплыть не может - раздолбают. И тогдавоенные замышляют сложную, но гениальнуюоперацию - запустить сильно облегченныебомбардировщики с авианосца далеко отЯпонии, сделать несколько бомбовых ударов,а затем приземлиться в Китае, потому чтобомбардировщик обратно на авианосецвернуться не сможет, а кроме того, у неговсе равно не хватит горючего (эта операциядействительно была проведена).

Кого отправить на выполнениеэтого смертельного задания? Понятное дело,Рэйфа с Дэнни! Во-первых, они вдвоемраздолбали почти весь японский военныйфлот, а во-вторых, Дэнни в этом налетенаверняка убьют, а бравый Рэйф вернетсяживой и будет затем воспитывать ребенкаЭвелин, которого обязательно назовут Дэнни.Это и будет счастливый хэппи-энд, пардон затавтологию.

Так вот, Брукхеймер и Майкл Бэй вполной мере использовали все эти триисточника и три составные частинесокрушимого блокбастера. А вот что извсего этого получилось...

Спецэффектная составляющаясделана очень грамотно и профессионально.Собственно, из всего фильма имеет смыслпосмотреть именно те самые сорок минутбомбежки "Перл-Харбора", потому что этодействительно впечатляет. Есть, конечно,всякие несуразности, но вряд ли имеет смыслздесь мелочиться и придираться, ведь безмелких неувязок ни в одном деле необойдешься. Так что первая составляющаяудалась как нельзя лучше.

Вторая составляющая - мелодрама -сделана эдак примерно на троечку с минусом,даже на двоечку. Я не знаю, кто сказалБрукхеймеру, что чем тупее мелодрама, темлучше. По-моему, даже в мелодрамах, которыевсегда характеризуются несколькопониженной интеллектуальной составляющей,есть некий предел тупости диалогов иштампов в поступках героев. Здесь этотпредел превратился в свою диалектическуюсоставляющую - беспредел. Чему в немалойстепени способствовала достаточнобезобразная игра всей этой троицылюбовников - Эффлека, Хартнетта и КейтБекинсейл. Ну, Хартнетт и Бекинсейл и такдостаточно бесцветны сами по себе. НоЭффлек - довольно эффектный парень, который,к тому же, со своим закадычным дружкомМэттом Дэймоном участвовал в весьманеплохих кинопроектах. А здесь он играетнастолько выхолощенного (в психологическомплане) героя-красавчика - простого, какдесять копеек, - что это изрядно раздражает. 

Впрочем, заметных ролей в картине нетвообще. Кьюба Гудинг выступил в своейтрадиционной роли самоуважающего себяафроамериканца (впрочем, он играет реальноеисторическое лицо - матроса, который былнагражден за героическое поведение вовремя налета на Перл-Харбор). Алек Болдуиндостаточно бездарно изобразил генералаДулитла, который руководил историческимналетом на Японию через несколько месяцевпосле Перл-Харбора. Даже Джон Войт в ролиФранклина Рузвельта был не сильноубедительным. А уж эта сцена с еговставанием с кресла... Ладно, я лучшепромолчу.

Короче говоря, мелодрама неубедила. Понятно, что картина снималасьради сорокаминутной бомбежки и возможностивылить на зрителей тонну соответствующегопафоса, но сценаристы в Голливуде ведьполучают огромные деньги! Неужели нельзябыло чуть поумнее сделать этумелодраматическую составляющую и чутьполучше поработать над диалогами? Впрочем,чего я лезу со своими дурацкими вопросами?Картина прокатывается очень успешно,значит ребята дело делают, а я напрасноязыком болтаю. С другой стороны, ярассказываю о своих впечатлениях, а ониименно таковы.

Но хуже всего, на мой взгляд, усоздателей фильма получилась третьясоставляющая - пафосная. Оно, конечно,понятно, что чем больше пафоса, тем лучшедойдет даже до самых тупых зрителей, но всеэти молочные реки и кисельные берегавосхищения перед самими собой и своимибравыми парнями - несколько принижаютхудожественные достоинства картины,которые и так-то можно отыскать с бо-о-о-ольшимтрудом. Меня, честно говоря, просто поразило,насколько "Перл-Харбор" временамисмахивает на "День Независимости" (я вкурсе, что его снимали вовсе не Бей сБрукхеймером, однако Эммерих с Девлином достранности их напоминают). От "Армагеддона",конечно, там тоже много чего присутствует,но "День Независимости" по духунамного ближе. Пусть враги - марсианцы илияпонцы - без разницы, - но наши американскиепарни дадут им прикурить и спасут заодновесь мир, который без нас провалился бы втартарары.

В фильме - где бы ни появилсябравый Рэйф - всюду высокое командование,англичане и все остальные начинаютписаться от счастья, глядя на этого парня,который настоящий герой и все такое.Генерал Дулитл (который, между прочим, былнастоящим, а не киношным героем войны), помнению сценариста, глядя на Рэйфа почти всевремя рыдает о восторга, называя его "сынок"и заявляя, что Рэйф - вылитый генерал Дулитлв молодости, а когда беседует с кем-нибудьпосторонним, то кроме фразы "Гвозди быделать из этих парней" из него большеничего не вытянешь. Президент... впрочем, оего подвигах в борьбе с параличом мы ужеговорили. Ну и так далее. Все они - доотвращения правильные, доблестные,неимоверно героические и двадцать четыречаса в сутки думают об Америке. Остаетсятолько непонятно, кто именно прошляпиляпонские авианосцы, но этот вопрос в фильме,в общем-то, не стоит. Там виноватых нет. Вовсем виноваты подлые японцы, которых, впринципе, впоследствии как следуетпроучили. А Брукхеймер с Бэем даже обоперации Дулитла ухитрились рассказать так,что все это воспринимается какобыкновенная клюква из серии "запускавируса в компьютер инопланетян" из "ДняНезависимости". Между тем, хохмазаключается в том, что об этой операциирассказано очень близко к тому, как это былона самом деле. Но несколько гротескное всвоей пафосности изображение ДулитлаБолдуином уже не позволяет поверить в то,что так оно все и было (точнее, почти так,потому что никакие летчики из Перл-Харборав этой операции на самом деле неучаствовали).

Между тем, войны - штука страшнаяи неимоверно грязная. Причем как со сторонывластителей нападавших, так и со сторонывластителей защищающихся. Как со стороныпобедителей, так и со стороны побежденных.Политики и военные принимают решения (в томчисле и самые гнусные), а простым солдатамотводится роль пушечного мяса. И войнунельзя сводить к обычному дешевому пафосу.Это в корне неверно. Потому что мешаетпонять причины, а только осознание причин иделание из этого каких-то выводов можетхоть чему-то научить. В "Перл-Харборе"учиться нечему. Разве что методикеприсматривания за девушкой друга.

Ладно, что-то я слишком многорасписался по такому не слишкомсудьбоносному поводу, как очереднойпопкорновый боевик на историческую тему.Пора резюмировать. Вопреки ожиданиям, явовсе не буду заявлять, что фильм - полныйотстой и на него ни в коем случае нельзяидти. Сцена бомбежки, как я уже сказал, снятаотлично, и ее вполне можно посмотреть.Другое дело, что остальные 2 часа 20 минутфильма - откровенная, на мой взгляд, потерявремени, но если вам нравятся мексиканскиесериалы, тогда и мелодраматическуюсоставляющую вы посмотрите с удовольствием- это чистый мексиканский сериал,отвратительно написанный и совершеннобездарно сыгранный.

А пафос... Опять же, все к нему по-разномуотносятся. Я в кинотеатре не обрыдался, вдвадцатый раз услышал о том, какого размерагвозди можно делать из этих людей, но вШтатах, говорят, все рыдают в голос, и толькопопкорновые хлопья плавают по озерцам слезв пакетике "Jumbo". Так что зря я это всепишу. Ребята выполнили свою задачу.Бабуськи заработали, мир спасли. Значит всев порядке.

В заключение этой заметки мне быхотелось опубликовать купон, которыйвыскакивает при посещении официальногосайта фильма. По-моему, он является шикарнымрекламным плакатом для этой картины. Простов точку! Только почему они проявилинекоторое неуместное жлобство и бесплатнопредлагают только маленький пакетикпопкорна? Jumbo давайте! Jumbo, однозначно!

 

P.S. Совсем забыл сказать. Этотфильм создатели сознательно позиционируюти рекламируют как "Титаник" безкорабля". Друзья! Со всейответственностью должен заявить: кораблейтам полно, а вот "Титаник" даже рядомнигде на дне моря не валяется. До "Титаника"им еще бомбить и бомбить. И не сорок минут, ана порядок больше.


Поиск по названию