Парочки. (Любовь-морковь 2)

Однажды Андрей и Марина Голубевы поменялись телами. Путем нехитрых поисков компромиссов в вопросах житейских и возрождения былых чувств, они смогли вернуть все на свои места. К чему эта история привела? К двойняшкам: Глебу и Свете. 10 лет спустя дети празднуют свой день рождения, родители – заключение выгодного договора. Они снова живут вместе, но уже вчетвером, и вновь совершенно разными жизнями, не понимая друг друга. Похоже, что и на этот раз без вмешательства магии (и семейного психоаналитика) не обойтись.

И вот в первый день своего 11-го года жизни Глеб и Света проснулись в телах родителей. Вот это подарок! Намного лучше собак - роботов, что были получены вчера утром от родителей. Мама и папа, дочка и сын – что может быть интереснее, чем хорошенько смешать две этих пары. Сколько всего они не знали друг о друге: начать можно с очевидных анатомических подробностей, а закончить школьной влюбленностью Светы и офисными похождениями Андрея налево.

Мир «больших» оказывается куда сложнее. Как легко было бы проснуться утром и, решив, кем хочешь работать сегодня, отправиться на такую работу. Болезненный вопрос трудоустройства в эпоху кризиса, так и должен решаться: беззаботно. С профессорской степенью – пойти танцевать стриптиз или рекламировать беляши на Ленинском, с огромнейшим опытом и блестящим экономическим образованием – устроиться официантом в китайский ресторан. А все это, чтобы понять: мама с папой и вправду тяжелым трудом зарабатывают деньги.

Еще вчера Марина оценивала для продажи бриллиант «Слеза Махараджи», а подвыпивший Андрей заигрывал с заказчицей. Сегодня – у него безалкогольная депрессия, а в школьном хоре не у кого стрельнуть сигарету. Родители в телах детей понимают, в какую клетку маленьких обязательств они загоняли своих деток.

Потом выясняется, что бриллиант-то был украден, что компания Андрея потеряла кучу денег, что их дом вот-вот уйдет с молотка, то становится ясно – даже будучи ребенком можно и нужно бороться.

Стоит сделать реверанс в сторону той части сценаристов, что отвечала за юмористическую составляющую. Андрей и Марина поначалу рекламирующие морковный сок, в телах детей разворачиваются и начинают играть словами и ситуациями. В то время как Глеб и Свете смотрятся куда лаконичнее в ролях взрослых в детских телах: серьезность и строгость им к лицу.

Куда уйти от плохо скрытой рекламы и слегка натянутых связующих фраз? В театр пантомимы. «Любовь – морковь 2» хороша тем, что не претендует ни на звания «лучшей комедии года» (или даже десятилетия – ведь наглость, второе счастье), ни на титулы для режиссера или актеров. Это как раз тот вариант, когда семьи ходят в кино, чтобы в середине посмеяться, в конце забыть натянутое начало, а на титрах задуматься – а какой сок они пили за завтраком?

Автор: Алина Епишкина


Поиск по названию