Цирк с конями (Тарас Бульба)

В белом плаще с кровавым подбоем, тыкая саблей на скаку направо и налево, вылетел из ворот Дубны младший сын Тараса Бульбы – Андрей... Казацкий полковник Тараса Бульба с сыновьями и войском пришёл под Дубну, чтобы отомстить полякам за убитую жену и сожженный хутор. Но его младший сын влюбился в прекрасную панночку из осажденного города и перешёл на сторону врага, а старший попал в плен к полякам. По повести Гоголя сделали эпический блокбастер с конями и кровищей – развесистую бульбу про то, что баба к добру не приведет, но и верность отчизне не приведет тоже.

Никогда еще на ура-патриотических фильмах мне не было так стыдно за свою страну и братскую Украину. Когда в фильме Тарас Бульба говорит про казаков, что, мол, не было еще таких товарищей, ему веришь – таких действительно не было. Вся экранная доблесть казаков состоит в том, чтобы любить отчизну, проигрывать битвы, сигать на конях с обрыва в реку и молчать при мучительной казни.

При этом Владимир Бортко перенес на экран повесть Гоголя практически дословно: точно отражены все ключевые сюжетные повороты, и все знаковые цитаты из книги звучат с экрана. Упущено главное: Бульба на экране не одерживает ни одной победы над поляками – лишь только принимает опрометчивые решения, произносит пафосные речи и пускает слезу. А в том, что он следует букве, но не духу книги, упрекают почему-то Зака Снайдера! Если бы Гоголь мог посмотреть DVD c экранизацией повести, ему было бы что швырнуть в топку вместо второго тома «Мертвых душ».

Монтаж фильма явно делали люди с нечеловеческим строением конечностей. За этим рваным действием, назойливыми крупными планами рассеченных камзолов с выплескивающейся кровью чувствуется масштаб постановки батальных сцен, но вся их эпичность загублена на корню. Массовка в кадре вяло и вальяжно помахивает оружием, битвы с наступлениями казаков и поляков сначала напоминают комедию «Иван Васильевич меняет профессию», а когда появляется кровь, превращаются в неловкую пародию на «Последнего самурая».

Искусству снимать штурмы крепостей Бортко стоило бы поучиться у Люка Бессона. «Жанна д’Арк» уже десять лет, как вышла на экраны, а именитые постсоветские режиссеры по-прежнему снимают так, будто видели только «Александра Невского» 1938 года. Да что там Бессон – даже наполовину успешный фильм про ядерную войну «1612» по сценам осады с легкостью затыкает за пояс всю эту бортковскую бульбу.

Вообще, бестолковостью и общей бессмысленностью постановки «Тарас Бульба», наверное, установил какие-то новые рекорды. Даже для патриотического ура-блокбастера фильм невероятно черно-бел: пьянствующие казаки нападают на соседей почем зря, но они любят Сечь, верят во Христа и поэтому хорошие; унылые ляхи зверствуют, страшными способами казнят пойманных казаков и поэтому с головы до ног злодеи. При этом Запорожская Сечь – эта украинская Спарта – всё равно воспринимается в фильме кучкой зарвавшихся агрессивных дикарей, которых наконец-то подвергли санации более цивилизованные соседи. Обидно за предков.

Автор: Дмитрий Римайер Жигалов


Поиск по названию