Цой жив (Игла. Remix)

В 1988 году режиссер Рашид Нугманов снял молодую легенду рока и своего друга Виктора Цоя в фильме "Игла". Вскоре Цой погиб в автокатастрофе, а лента стала культовой. К невеселой дате - 20 лет без Цоя - Нугманов перемонтировал "Иглу", добавив новых сцен и музык, и запустил этот "Remix" в полупустых залах, где остались те, кому "Кино" все еще жжет сердце. Итак, белый снег, пламя зажигалки, город в дорожной петле...

"Этот фильм не для вас" - говорил Цой про "Иглу", и эти слова сегодня можно адресовать всем, кто равнодушно жмет плечами в ответ на перезапуск "Иглы", намекая, что поезд ушел. Такие пусть лучше проходят мимо: кино-воскрешение Цоя - событие почти семейное для круга тех, кто писал "Цой жив" и рисовал лоскутное солнце, продолжая слушать песни Виктора.

"Игла. Remix" дополнена новыми сценами, многое проясняющими. Актеры Мамонов и Баширов сыграли в них старыми - благодаря чему их образы на экране стали более многомерными и метафоричными. На фоне них, прыгающих из юности в старость, вечно молодой Цой кажется танцующим богом.

В обновленной "Игле" много дорисовали, доиграли и допели; кое-что поменяли местами. Благодаря ремастерингу сюжет фильма - где-то почти психоделический - стал намного стройнее и четче.

Моро - кочегар (сутки через трое), музыкант и участник подпольных боев без правил. Доктор - эдакий Кашпировский, вещающий из телевизора о "глубокой" борьбе с наркотиками и пьянством. Представлены многие безымянные в оригинальном фильме участники событий - все эти странные молчаливые люди в плащах. А Спартак - тот, что сидел на трубах - оказался предтечей бизнесменов 90-х из числа тех, которые потом стали причиной экономического кризиса.

Самая радикальная рокировка новой "Иглы" - измененная концовка. Все сцены остались прежними, но не на своем месте - отчего события приобретают другое значение и настрой.

Но можете выдохнуть: дух старой "Иглы" остался прежним - его хранят обшарпанные экранные подвалы и квартиры, крутой и гордый герой Цоя и все бредовые выкрутасы в виде рисованных помех, нацарапанных словечек и случайных фраз из телека, создающих необходимый фон. Несколько комикс-вставок, объясняющих подоплеку событий, выглядят инородными, но общую ткань картины им не испортить.

Благодаря новым песням фильм даже приобрел еще большую внутреннюю крепость. Особенно хорошо легла на пленку старой "Иглы" исполненная Бутусовым песня на слова Цоя - "Дети минут". Когда она звучит в фильме, отпадают сомнения, почему и зачем ремикс.

Где-то в провинции на трансформаторной будке под словами "Цой жив" кто-то дописал: "И живет в этой будке". Все эти годы Цой жил в неумолкающих песнях на радио, плеерах и магнитолах, в потоковом интернет-видео и аудио. "Игла. Remix", в общем, озвучивает и фиксирует то, что многим и так известно: Цой остается последним героем и пределом, за которым - живущие одним серым днем, поменявшие море на таз. Мы ждем перемен.

Судьбою больше любим, кому умирать молодым. Цой жив - и идет в кино.


Поиск по названию