Богиня: Как я полюбила

Название режиссёрского дебюта 37-летней сценаристки и актрисы Ренаты Литвиновой в игровом кино (до этого у неё была документальная лента «Нет смерти для меня» о пяти знаменитых актрисах советского кино) можно было бы счесть довольно нескромным, если бы оно всё-таки не оправдывалось на сюжетном уровне. Ведь «Богиня» композиционно строится вроде бы как личный дневник того, кто безнадёжно влюблён в главную героиню, женщину-следователя Фаину, и, по сути, боготворит её. Хотя финальные сцены развёртываются уже вне поля зрения Николая, коллеги Фаины по работе, откуда она к тому моменту была уволена и вообще оказалась потерянной в этой жизни, потом закономерно попадая в некий иной мир — где-то уже за пределами нашего бытия.И раньше чувствуя свою интуитивную, непостижимую на уровне логики тесную связь с другой реальностью, где люди пребывают в качестве бессмертных душ, видимых только теми, кто может как бы путешествовать между двумя параллельными измерениями, героиня Литвиновой (кстати, ей она дала отчество своей реальной матери, назвав Фаиной Михайловной) ощущает себя «посланной». Вот и ей самой некто должен быть послан, чтобы пробудить вовсе неиспытанную любовь в собственной жизни. Вероятно, всё вообще нужно только для любви, пусть она приобретает порой странные и даже уродливые формы.Несчастные отец и мать пропавшей год назад девочки стараются уговорить друг друга, что по-прежнему хранят любовные чувства. Их несколько подозрительные соседи из квартиры с верхнего этажа, потеряв любимую собачку, которая была задавлена на машине именно отцом исчезнувшей малышки, тоже заклинают себя, что любят, любят, любят — как будто пытаются заранее оправдаться в смертных грехах. Бывший подследственный Полосуев, взяв в заложницы девушку с ножом в груди, требует непременной встречи с Фаиной, чтобы признаться ей напоследок. Одержимый учёный Михаил проводит какие-то эксперименты над собой, чтобы встретиться хоть на мгновение с умершей женой (ему помогают шофёр и служанка-горбунья, сама мучающаяся от безответного влечения к хозяину). Этот безгранично любящий мужчина впервые заставляет Фаину осознать, что такое любовь, и прельщает перспективой странствия в мир иной, куда её и так звала мать, постоянно являвшаяся в снах. Вот и другие тени уже ушедших, которые вновь воплощаются в реальности с неизбежностью, но и с трогательным укором, взывают к совершенно неприспособленной к существованию на этом свете, мятущейся и не находящей себя женщине.Проще всего увидеть в картине Ренаты Литвиновой расхожую мистику пополам со скандальным криминалом, так влекущим к себе обывателей всех мастей, которых хлебом не корми — только дай вкусить «запретных прелестей», что они сами считают отклонениями от нормы. И странная следовательница Фаина, угадывающая преступления по какому-то наитию свыше, как раз годится в очередные «ненормальные» персоны, поскольку и сама мало чем отличается от разных свихнувшихся особ по обе стороны действительности. Однако «Богиня: Как я полюбила», начавшись как весьма стильный российский аналог тоже дебютного «Элемента преступления» ныне знаменитого датчанина Ларса фон Трира и имея немало перекличек с другими творениями мастеров мирового кино — от Киры Муратовой до Дэвида Линча, от Билли Уайлдера («Двойная страховка» и «Сансет-бульвар») до Жана Кокто («Орфей»), является, прежде всего, интимной исповедью на темы жизни и смерти.И тут важен подзаголовок фильма, возникший уже на стадии монтажа, когда из отснятого большого материала (первая монтажная сборка была на два с половиной часа проекции) требовалось оставить самое необходимое. Хотя Литвинова не избежала излишних повторов в мистической части повествования, почти гипнотически внушая в сознание зрителей образы мира иного (но повторяющиеся движения камеры вдоль геометрически посаженных деревьев в лесу по-своему очаровывают), и немного скомкала в сюжетном и смысловом плане финал своего произведения с исчезающей героиней. В то же время заключительная кода, в которой выдуманные персонажи чередуются с документально снятыми «людьми с улицы», твердящими на разные голоса единственное слово «любовь», оказывается гимном во славу жизни, а не смерти.Во второй раз после ленты «Небо. Самолёт. Девушка», где Рената Литвинова пересказала на свой лад пьесу «104 страницы про любовь» Эдварда Радзинского и популярную экранизацию «Ещё раз про любовь» Георгия Натансона с Татьяной Дорониной в главной роли, возникла в её творчестве, для кого-то манерном и искусственном, подлинно живая интонация, способная растрогать чуть ли не до слёз. И вообще казавшаяся прежде бесплотной и присочинённой, будто плод яркой фантазии, Литвинова вдруг обнажила собственную душу и стала благодаря этому более жизненной и вызывающей искреннее сочувствие, несмотря на сохраняющуюся «нездешность» очередной героини, которая словно спустилась с небес на грешную землю, а потом вернулась обратно, где ей только и есть надлежащее место.2004


Поиск по названию