Блондинка в законе 2: Красное, белое и блондинка

Если по поводу первой «Блондинки в законе» напрасно не возникли аналогии с классической голливудской комедией про «американского простодушного» под названием «Мистер Дидс переезжает в город», то в случае со второй серией авторы сами постарались напрямую процитировать другую ленту Фрэнка Капры — «Мистер Смит едет в Вашингтон». Тут уж без сравнения точно не обойтись, поскольку калифорнийская девчушка Элль Вудс, успевшая стать дипломированным адвокатом в Гарвардском университете, несмотря на свой обманчивый вид «глупенькой куклы в чём-то розовом», отправляется на Капитолийский холм, чтобы лично протолкнуть билль в защиту несчастных животных, которые подвергаются экспериментам безжалостных учёных.А всё дело в том, что перед собственной свадьбой, составляя список гостей, Элль надумала разыскать… мамашу своей собачонки — и выяснила, что та оказалась в числе прочих подопытных существ в некоем научном центре. И как раз в Вашингтоне неутомимая Вудс, не обращая никакого внимания на издёвку окружающих, которые сразу обозвали её «Барби в Конгрессе», начала искать особый подход к внешне суровым и неприступным законодателям, в том числе — к седеющему толстячку Стэнфорду Марксу и рыжеволосой «конгрессвумен» Либби Хаузер.Пожалуй, можно и так объяснить подзаголовок фильма — Red, White & Blonde, который, конечно, намекает на красно-белые полосы американского флага. Ведь именно эти двое «избранников народа», ещё не потерявшие способности переживать человеческие чувства, стали первыми союзниками «блондинки в законе», принятой на работу в качестве одной из помощниц республиканки Виктории Радд, которая, напротив, решила вставлять палки в колёса, как только это разошлось с её собственными политическими интересами.Так что действительно получается, что продолжение «Блондинки в законе», преодолевая неизбежную вторичность ряда сюжетных мотивов и деталей-«фенечек», знакомых по оригиналу, приобретает более явные сатирические нотки, касаясь всех аспектов политкорректности в американском обществе. Например, откровенно пародийно высмеивает комплекс быть ненароком заподозренным в проявлении гомофобии (собачка Вудс на удивление близко сошлась с псом Маркса, хотя оба четвероногих создания являлись кобелями!) или язвительно выворачивает наизнанку проникнутые патриотическим пафосом речи разнообразных демагогов.К тому же «капитолийская Барби», прежде чем произнести свой самый проникновенный и всех убеждающий спич с трибуны Конгресса, как бы советуется и делится сомнениями с величественной статуей Авраама Линкольна, ища у прославленного американского президента уверенности в силах и настойчивости в отстаивании собственной позиции. Поистине, «я себя под Линкольном чищу, чтобы плыть к просперити дальше».2003


Поиск по названию