Береговая охрана

Восьмую по счёту картину южнокорейского режиссёра Ким Ки Дока (так следует произносить его имя) можно посчитать завершением его условной трилогии о насилии в обществе, начатой в 2001 году лентами «Адрес неизвестен» и «Плохой парень». Впрочем, и предшествующие этому минициклу фильмы «Реальный вымысел» и «Остров», которые были сняты в 2000 году, тоже следовало бы причислить к разряду жестоких произведений о жестокости в отношениях людей друг с другом и с окружающим миром. Однако «Адрес неизвестен», «Плохой парень» и «Береговая охрана» более схожи между собой благодаря сквозной теме прямого или косвенного влияния на поведение героев полувекового конфликта Северной и Южной Корей, а также длительного присутствия американских военных баз к югу от демаркационной линии, которая разделила единую страну на два противостоящих лагеря.И хотя северные корейцы, представляющие коммунистический режим, вовсе не появляются на экране в «Береговой охране», где солдаты из южнокорейской армии охраняют границу от проникновения вражеских шпионов, складывается невольное впечатление, что постоянно напряжённая атмосфера на подступах к этому последнему рубежу вызывает повышенную нервозность и у пограничников, и у местных жителей. Как будто сам воздух тут навсегда отравлен миазмами ненависти и нетерпимости, из-за чего люди теряют контроль над собой, стреляют в своих же сограждан, по дурости или ради вызова пересекающих опасную черту, а потом сходят с ума и начинают смертельную охоту за бывшими однополчанами. Это происходит, например, с ефрейтором Кан Сан Пёном, который уже не может остановиться, однажды почувствовав вкус крови.Осознавая определённую декларативность истории южнокорейского солдата, который решил выслужиться и пристрелил пьяного парня-соотечественника, вздумавшего вместе с подружкой заняться ночью любовью за пределами специального ограждения на берегу залива, Ким Ки Док по ходу развития событий намеренно выстраивает свою картину словно на грани реальности и вымысла. Ефрейтор Кан, уволенный из рядов армии, действует подобно неупокоенному призраку, который продолжает мстить всем подряд. А может, и тронувшаяся Ми Ён (эта девушка была в роковой момент с первым из застреленных) как-то причастна к почти ритуальным убийствам, которые начинают случаться с солдатами на границе.Заканчивается же лента вообще символической сценой в городе, где Кан Сан Пён в полной солдатской экипировке и с автоматом в руках ведёт себя провокационно по отношению к толпе любопытствующих. Это явно должно напомнить похожие эпизоды в «Реальном вымысле», когда трудно было понять: происходит ли это на самом деле или сознательно инсценировано перед камерами, снимающими синхронно и с разных точек. «Южнокорейский Рэмбо», который явился на городскую площадь совсем как неуправляемый Годзилла, вдруг оказывается для людей персонифицированной угрозой, а не тем бесплотным страхом, что витает более полувека над поделённой надвое территорией полуострова Корея. 2003


Поиск по названию