Белый олеандр

Оказывается, препараты из листьев олеандра обыкновенного применяют в медицине при нарушениях сердечно-сосудистой деятельности. Но ядовитые цветы белого олеандра, родственного волчьей ягоде, были использованы сорокалетней художницей Ингрид Магнуссен для того, чтобы отравить бросившего её любовника, за что она и получила тюремный срок 35 лет. А её пятнадцатилетняя дочь Астрид, тоже увлекающаяся рисованием, вынужденно скиталась по приёмным родителям, не находя счастья и оставаясь под сильным влиянием матери. Пожалуй, сцены свиданий в тюремном дворе, когда всё ещё красиво выглядящая и гордая женщина наблюдает с любопытством или с тревогой за происходящими изменениями в облике и душе своей дочери, которой она пытается по-прежнему манипулировать, следует отнести к наиболее удачным в этой картине.Голливудская звезда Мишель Пфайфер отважно наделяет свою бескомпромиссную героиню, которая ни за что не желает сдаваться и продолжает упорно бороться с немилосердной судьбой, целой серией строгих и безжалостных взглядов. А в момент встречи Ингрид с одной из «временных мачех» — неудавшейся актрисой Клер Ричардс, она словно источает вовне свой губительный яд. Не случайно, что и Астрид обвиняет родную мать в том, что Клер потом совершила самоубийство, осознав несостоятельность собственной жизни. Ингрид будто подтолкнула её к такому решению, снедаемая завистью и ревностью, не желая упускать дочь из-под властной опеки, которая ощущается даже на расстоянии. А в другом эпизоде, ближе к финалу, мать с той же беспощадностью, но по отношению к себе, впервые признаётся в скрытых мотивах этого стремления беспрекословно контролировать каждый шаг Астрид и раскаивается в легкомыслии и беспечности, проявленных ещё в молодости.Но двух драматических «моментов истины» всё-таки маловато для почти двухчасовой ленты, которая то и дело соскальзывает на проторенные пути мелодраматизации истории про страдающую сиротку (хоть и при живой матери), узнающую жизнь с изнаночной стороны. Особенно странным кажется то, что органы опеки чуть ли не насильно пытаются сплавить девчонку бывшей пьянчужке Старр, вновь берущейся за старое, когда Астрид приглянулась её хахалю Рею, или же русской лахудре Рине, которая заставляет приёмных детей промышлять торговлей подержанной одеждой. Да и голливудская семейка Ричардс при внешнем благополучии и показной респектабельности не отличается уравновешенностью и адекватностью в поступках — неизвестно, что хуже для подростковой психики: стать мишенью для мстящей Старр или оказаться наутро в одной постели с хладным трупом Клер. Впрочем, и собственная мамочка сделала Астрид невольным соучастником убийства, ездя с ней в Мексику за белым олеандром, чтобы потом подмешать зелье своему прежнему возлюбленному.Вот и фильм, подобно юной героине, мечется между разными вариантами развития событий, не зная, куда пристать: к подлинной драме человеческих характеров или обманчиво душераздирающей мелодраме, в которой логика жизни должна приноситься в жертву потребностям жанра. Однако от голливудского хэппи-энда всё равно никуда не деться — и тут авторы «Белого олеандра», якобы замахивавшиеся на такое кино, которое окажется прорывом за пределы устойчивых схем и непоколебимых блоков очередной Big Picture, демонстрируют свою консервативность, приверженность многажды проверенным правилам. В таком случае куда предпочтительнее выглядит, например, лента «В спальне», пусть и перехваленная самими американцами. А «Белый олеандр» даже не имел, в отличие от романа-бестселлера, большого отклика у публики в США ($16,35 млн. кассовых сборов — забавно, что и бюджет составил $16 млн.).2002


Поиск по названию