Безвинный грех

Пожалуй, перевод названия «Безвинный грех» будет точнее, нежели «Святой грех», под которым эта казахская лента показывалась на X Форуме национальных кинематографий в Москве. Данный фильм, относясь по материалу к эпохе почти столетней давности, как раз знаменует начало процесса своего рода «демаскулинацизации», когда мужчина перестаёт играть прежнюю доминирующую роль и в личной, и в общественной жизни, в то время как женщина в силу многовековой привычки и ложно понятых условностей национального бытования ещё не готова принять на себя персональную ответственность за сохранение семьи и продление человеческого рода.Юная Шолпан поначалу даже наслаждается бездетным существованием рядом с любимым мужем, охотником Сарсенбаем, не желая из эгоистических побуждений делиться собственным счастьем с кем-либо другим, включая возможных потомков. Но через восемь лет словно наказывается за подобную гордыню, так и не сумев забеременеть от своего супруга, оказавшегося, вероятно, бесплодным, поскольку она-то смогла понести от молодого парня Азимбая, который увивался подле всё ещё привлекательной женщины, что вызвало одержимую ярость обманутого Сарсенбая, забившего Шолпан до смерти.Проще всего упрекнуть 64-летнего режиссёра Болата Шарипа в старомодности выразительных средств, хотя в данном случае следовало бы, наоборот, говорить о «кинематографической вменяемости» его картины, снятой по давнему рассказу «Грех Шолпан» Магжана Жумабаева, который в 30-е годы стал жертвой сталинских репрессий, будучи обвинён не только в националистической, но и шпионской (!) деятельности. Однако действительно интересно, что в современном контексте фильм «Безвинный грех» воспринимается чуть ли не в одной связке с транснациональным историческим эпосом «Кочевник», предлагая, по сути, тот же вариант выхода из остающегося всё-таки сложным «национально-демографического положения» в казахском кино, когда приходится по-своему решать вопрос «Согреши, но роди дитя», который стоял и перед несчастной Шолпан. Вот почему хотелось бы предостеречь отдельных критиков из Москвы и Алматы, подвергнувших эту ленту презрительному разносу: есть риск вместе с водой выплеснуть ещё и ребёнка.2006


Поиск по названию