Антикиллер

Вторая режиссёрская работа Егора Кончаловского, снятая по бестселлеру «Антикиллер» Данила Корецкого, будет многими восприниматься как крутой боевик. Тем более что лента имеет ряд лихо поставленных сцен перестрелок и эффектных столкновений дорогих автомобилей — так что бюджет в 3 млн. долларов потрачен вроде бы не впустую. Другое дело, что для фильма действия «Антикиллер» весьма затянут (и довольно запутан) в экспозиции, а главное — «небоевые эпизоды», преимущественно в первой части повествования, лишены внутренней энергетики, некоего «драйва» (что, например, наличествует в азиатских боевиках, на которые пытался равняться 36-летний российский постановщик).Создаётся впечатление, что Кончаловский-младший, увязнув на целых два года в операции по приспособлению для кино разветвлённого сюжетного материала литературного первоисточника, который был предложен ему для экранизации, не всегда мог преодолеть сопротивление автора и вообще иного вида искусства. Но немаловажно и то, что вольно или невольно режиссёр был обязан выполнить своеобразный «социальный заказ», обратившись в картине, датированной в итоге 2002 годом, к недавней истории России конца ХХ века. Кстати, соответствующий титр имеется в самом начале, что в какой-то степени оправдывает «запоздалость» криминальной хроники «общероссийских разборок», которые в виде «абсолютного кровавого беспредела» были больше характерны для 90-х годов.Однако особым достоинством и одновременно недостатком фильма «Антикиллер» является (прежде всего — во второй половине действия) стремление Егора Кончаловского вскрыть контекст не такого уж мудрёного рассказа. Честный милиционер Филипп Коренев по прозвищу Лис, готовый выйти за рамки закона в своём отстаивании справедливости, был некогда подставлен продажными коллегами, отсидел срок в тюрьме, вышел на свободу и попал в самый центр борьбы бандитских группировок за сферы влияния. «Смотрящий» воровской общины называется Отцом и может напомнить не только Дона Корлеоне из «Крёстного отца» в исполнении Марлона Брандо, но и Горбатого, сыгранного Арменом Джигарханяном в популярном советском минисериале «Место встречи изменить нельзя» Станислава Говорухина. Да и блатные взаимоотношения исключительно «ботающих по фене» Креста, Баркаса, Метиса, Короля и Клопа (между прочим, в двух последних ролях заняты Александр Белявский и Иван Бортник, которые играли и у Говорухина) перекликаются с тем, как вели себя члены послевоенной банды «Чёрная кошка».Получается, что преступники 90-х годов словно законсервировались во времени и, на самом-то деле, представляют собой узнаваемые типы полувековой давности. И вообще это соответствует традиции отечественного кинематографа, который, начиная с «Путёвки в жизнь» и кончая современными образчиками «телемыла» (что-нибудь вроде «Бандитского Петербурга»), предпочитает по-своему романтизировать воровской мир, в какой-то степени эстетизировать обитателей «малин» (что есть даже в «Калине красной» Василия Шукшина). В стране, где миллионы людей прошли через тюрьмы и лагеря, как будто уже стёрлась граница между поселенцами и «зэками», обычными гражданами, живущими по закону, и теми, кто объявил себя «в законе», наконец, между формальными защитниками правовых норм и преступниками, которые попрали любые общественные и человеческие заповеди. Старая русская пословица «Не зарекайся от сумы да от тюрьмы» ещё сильнее была присуща советскому строю, и она продолжает оставаться сверхактуальной на постсоветском пространстве.Но многое в этой ситуации является мифологизированным, а кино особенно способствует своего рода аберрации общества, по-прежнему склонного видеть бандитский мир в привычном «блатном» раскладе. Он-то давно является другим — и два варианта «развития» преступных кланов лишь только намечены в ленте «Антикиллер», в этом смысле отличающейся от книжного оригинала. «Отморозок и мутант» Амбал в бравурно-ужасающей интерпретации Виктора Сухорукова, который точно чувствует искомый стиль «криминального трагифарса», оказывается способным «замочить» всех подряд не только потому, что «с детства слаб на голову». Он — порождение формации духовных и нравственных уродов, для кого в принципе уже не существует никаких граней, через которые якобы можно (или нельзя) переступать. А Шаман, сыгранный Александром Балуевым, принадлежит к «новым русским бандитам», который комфортнее чувствует себя в дорогом костюме в роскошном офисе, нежели на очередной «махаловке», куда лучше послать послушных марионеток. Однако ни он, ни Банкир, «мелодраматический циник» в трактовке Михаила Ефремова, явно отличаясь от остальной «братвы», всё равно не могут быть достойными представителями главного российского криминалитета, кому даже не придёт в голову совершенно наивная, подростковая (по своей сути) мысль, что «вор в законе» не должен жить в роскоши.И хотя «Антикиллер» Кончаловского-младшего выполняет почти ту же «очистительную» миссию, что и его главный герой, бывший милиционер, который уничтожает чужими руками чуть ли не всех авторитетов в городе, цель оказывается мелковатой, а главное — словно находящейся в отдалённом прошлом, а не в окружающем настоящем. Стоит ли радоваться гибели «королей преступного мира», если их империи давно обветшали и покрылись паутиной ушедших времён?! А сам фильм с модными «прибамбасами» в виде весьма оригинальных титров, изобретательных монтажных переходов, продвинутого музыкального и звукового оформления, неизбежно остаётся своеобразным «квазиретро».


Поиск по названию