Агент Джонни Инглиш

Если уж американский выскочка-придурок Остин Пауэрс заделался супершпионом, трижды появившись на экране в этом качестве, то британскому мистер Бину давно было пора направить свои стопы в «Интеллиджент Сервис», в новое подразделение британской разведки под кодовым названием «Ми-7». Правда, зовут его Инглишем, Джонни Инглишем, но играет-то комик Роуэн Эткинсон, чья неподражаемая физиономия выглядит особенно идиотски, когда актёр изображает секретного агента в смокинге, который ни хрена не умеет, однако строит из себя большого спеца, к тому же вечно поучающего более сметливого помощника Бафа.Будучи англичанином до мозга костей и оправдывая собственную фамилию, Инглиш суётся куда попало и постоянно оказывается в дураках, поскольку является неисправимым глупцом, который даже не осознаёт свою беспросветную тупость. Ему следовало бы присвоить титул Его Тупейшества, тем более что в один из моментов на голову «разведчика по недоразумению», пытающегося на редкость неуклюже противостоять проискам наглого авантюриста Паскаля Соважа (в переводе с французского — Дикаря), буквально сваливается корона Британской империи, которую он милостиво возвращает законной владелице, в награду выпрашивая рыцарское звание. Так что впредь будет именоваться Сэром Джоном Инглишем, опередив в этом знаменитого экранного агента Джеймса Бонда, пока не заслужившего за 40 лет особых почестей «на секретной службе Её Величества».Разумеется, лента Питера Хауита с Роуэном Эткинсоном в заглавной роли создана как пародия на бондовский киноцикл (забавно, что двое из сценаристов — Нил Пёрвис и Роберт Уэйд — участвовали в создании сценариев трёх картин об агенте 007). А заодно она может быть воспринята в виде «британского ответного удара» на бесцеремонность янки вовсе не из Коннектикута породить кинематографическое посмешище типа Остина Пауэрса, на фоне которого идиот Джонни Инглиш покажется застенчивым интеллигентом. Даже из откровенно вульгарных ситуаций (вроде проникновения в замок Соважа через канализацию и дыру в сортире) этот англичанин с носом-рубильником, оттопыренной, как у верблюда, губой и лошадиной ухмылкой стремится выйти с невозмутимым чувством собственного достоинства, что и не снилось американскому плебею-плейбою.Другое дело, что комику, который создал себе имя благодаря телевизионному образу «мистера Бина», недостаёт, как и в первом одноимённом фильме для кинотеатров, полёта эксцентрической фантазии и неуёмной энергии на полнометражный рассказ — и картина всё-таки распадается на ряд более-менее удачных и смешных интермедий. А в сюжетных сцепках между ними герой и исполнитель словно ощущают, что влезли не туда, где им положено быть.2003


Поиск по названию