Авиатор

Фильм Мартина Скорсезе вышел ровно за год до столетия Хауарда Хьюза — миллиардера, авиатора, кинопродюсера, «одного из величайших любовников» Америки, умершего довольно странно, хотя и вся жизнь этого человека считалась экстравагантной. Но в «Авиаторе», созданном не без личной инициативы актёра Леонардо Ди Каприо, который впервые прочитал книгу о Хьюзе и весьма заинтересовался им ещё в двадцатилетнем возрасте, схвачено как раз главное. Хауард Хьюз, непонятый многими и осмеиваемый в качестве эксцентричного безумца, всё же был ярким и неординарным представителем «американы» (как сами американцы определяют сущностные черты своего многонационального менталитета).Проще всего увидеть в этой работе Скорсезе приметы типичного «голливудского академизма», хотя он так и не получил долгожданную премию «Оскар». Вообще-то в Голливуде, который является, несомненно, эгоцентричной системой, склонной к нарциссизму, всегда обожали истории из собственного мира кино, порой прощая с немалым опозданием даже тех, кто посмел демонстративно выделиться из ранжира и существовать наперекор остальным. Кстати, Хьюз даже по росту (1 м 93 см) уж точно не вписывался в общий строй, а, кроме того, оказался всего лишь в 24-летнем возрасте создателем «независимого кино», работая внестудийно и опровергая успевшие стать в конце 20-х годов уже незыблемыми правила корпоративного голливудского творчества. Нетрудно понять, что и для Мартина Скорсезе, который проделал сорокалетний путь от съёмок малобюджетных фильмов далеко за пределами студийной системы до чересчур дорогостоящих проектов Голливуда, пример этого первопроходца по-своему близок и дорог.Помнится, у его друга и коллеги Фрэнсиса Форда Копполы была лента под знаменательным названием «Такер: Человек и его мечта», где, между прочим, одним из персонажей, на короткое время представленных на экране, являлся фанатик авиации Хауард Хьюз, действительно схожий с автомобильным конструктором Престоном Такером по маниакальному отношению к осуществлению собственных мечтаний. Вот и слоган «Авиатора» гласит: «Некоторые люди мечтают о будущем. А он строил его». И самая последняя фраза, которую неоднократно повторяет Хьюз словно в шизофреническом бреду, касается «пути в будущее», куда он лично был устремлён всю свою жизнь. Да и одна из песен Джорджа Гершвина, звучащих среди прочих в «Авиаторе», называется символично: «Я построю лестницу в рай». Это кино — о человеке, который создаёт не только самого себя, но и пытается изо всех сил изменить мир вокруг, максимально приблизив его к будущему.Большой чудак и оригинал, Хауард Хьюз превратился со временем чуть ли не в записного сумасшедшего: разные мании и фобии, а также многочисленные травмы, полученные в авиакатастрофах, на самом деле способствовали развитию у него психических отклонений в последние 25 лет жизни. Но в трактовке режиссёра и, разумеется, исполнителя главной роли, которому тоже не привыкать к всевозможным слухам и сплетням относительно себя, он предстаёт законченным мечтателем-идеалистом. Как пошутила актриса Кэтрин Хепбёрн, связанная в течение ряда лет романтическими отношениями с Хьюзом, который одновременно крутил романы и с другими звёздами Голливуда, «в Хауарде Хьюзе слишком много Хауарда Хьюза». И вообще этот американец родом из Техаса был «чересчур американцем», как и упомянутый Такер, строивший прекрасные иллюзии насчёт автомобильной промышленности. Им обоим, опередившим своё время, было тесно в рамках конвейерного производства, который придумал и воплотил в жизнь более прагматичный Генри Форд. Они-то предпочитали фантазировать, удивляться и удивлять, чаще всего витая в облаках, причём Хьюз — и в буквальном смысле этого слова.Можно по-разному отнестись к почти трёхчасовой биографической ретро-драме Мартина Скорсезе, где он ещё хотел признаться в своей любви к кинематографу вообще и к «золотой поре Голливуда» в частности, тщательно и фанатично копируя даже цвет прежних фильмов в системе «Синемаколор» или «Техниколор». Но живой классик американского кино заслуживает хотя бы уважения за то, что искренне ценит благородную и бескорыстную стороны человеческой мании. Когда Хауард Хьюз даёт показания перед сенатской комиссией, обвиняющей его в бездумной растрате государственных денег, то признаётся лишь в личной увлечённости делом, которым он занят, и в своей готовности с лёгкостью потратить на это всё личное состояние. Что следует принять и за авторское высказывание постановщика картины, которому нечего стыдиться израсходованных стомиллионных бюджетов «Авиатора» и «Банд Нью-Йорка». Всё-таки они ушли на эпическую реализацию «американской мечты» на экране.2005


Поиск по названию