А теперь, дамы и господа

К очередному фильму весьма плодовитого французского режиссёра Клода Лелуша заранее относишься с предубеждением, подозревая, что этот творец вновь будет мешать всё в кучу, шествуя вместе со своими героями по странам и континентам, временам и эпохам, развивая сразу несколько сюжетных линий, насыщая действие массой необязательных вставок, в общем — создавая нечто невнятное, многословное, почти графоманское. Собственно говоря, раз уж Лелуш начал в ранней юности как обычный кинолюбитель, сам снимая ленты простенькой камерой, он и в дальнейшем остался подобным киноманом, страдающим своеобразным «недержанием кадров».И давно возникший термин «лелушизм» точно отражает то, как быстро всем надоевшая манера Клода Лелуша обратилась в свою полную противоположность, приобретя вместо свежести кинематографического взгляда некую «замыленность» отношения к действительности, бесконечную повторяемость киноприёмов, сценарных ходов и композиционных блоков, что стало больше напоминать красивую, но заштампованную рекламу. Вот и в картине «А теперь, дамы и господа…» этих самых «лелушизмов» можно обнаружить с избытком, однако она производит, в целом, благоприятное впечатление, позволяя думать о том, что редко навещающее вдохновение на сей раз точно посетило французского мэтра накануне его 65-летия.Казалось бы — опять мужчина и женщина, которые разделены несхожими судьбами, к тому же впервые встречаются друг с другом только в начале второго часа экранного времени (впрочем, это даже оригинально по задумке). Он — умный и элегантный вор-англичанин Валентин (на французский манер — Валантен), который искусно обкрадывает ювелирные лавки Лондона и Парижа, используя лишь грим и способность «пудрить мозги» наивным сотрудникам магазинов. Она — певичка из кабаре по имени Джейн Лестер, разбившая своё сердце с очередным мужчиной, который ушёл к её чернокожей подруге-коллеге. Неминуемое свидание двух родственных душ, столь схоже страдающих от приступов амнезии (чем не «мыльная опера»?!), должно состояться где-то на пустынных просторах Африки, конкретно — в Марокко, куда Джейн вынуждена приехать, чтобы выступать под пианино в заштатных отелях, а Валантен случайно попадает туда же во время одиночного кругосветного путешествия на яхте. И встретившись, они хотят совершить своего рода паломничество к месту захоронения местной целительницы, надеясь избавиться от испытываемых потерь памяти. Но лишь намечающаяся любовная история может плохо кончиться, если Валантен, арестованный по подозрению в краже драгоценностей в отеле, будет признан виновным…Налицо — типичная авантюрная мелодрама, в которой столь легко потерять верную интонацию рассказа, скатившись к сиропной сентиментальности или к пошлой банальности. И справедливости ради надо сказать, что в какой-то момент начинаешь чувствовать определённую усталость от обилия множащихся сюжетных поворотов (это касается, в первую очередь, истории итальянской графини и её любовника-прощелыги), а также от намеренного оттягивания развязки, которая обычно хуже всего удаётся Лелушу, умеющему ловко начать, но не способному вовремя закончить. Тем не менее, всё спасает несомненно ироническая, почти лукавая трактовка всевозможных эскапад в жизни главного героя, мечтающего когда-нибудь возвратить украденное всем обманутым им владельцам, начиная ещё с раннего детства. И чуть остраняют повествование (будто по Брехту) песни в исполнении «мадемуазель, продолжающей петь блюз», написанные Мишелем Леграном, которого предпочёл пригласить Клод Лелуш вместо своего постоянного (после «Мужчины и женщины») композитора Франсиса Лея.Если уж быть абсолютно честным, этот режиссёр всю жизнь снимает один и тот же фильм с небольшими вариациями, а добивается художественного успеха не только в случае искреннего и непосредственного проявления эмоций. В конце концов, на сорок с лишним лет профессиональной деятельности элементарно может не хватить искренности, доверительности и лиризма. Вполне удачными у данного постановщика получались и те произведения, где он позволял сильнее проявиться иронии, комедийности и даже сатиричности (эти нотки ощущаются в таких лентах, как «Хулиган», «С Новым годом!», «Робер и Робер», «Осторожно, бандиты!», «Баловень судьбы», «Всё это… ради этого!»). Картина «А теперь, дамы и господа…» как раз сочетает мелодраму, комедию и авантюрность рассказа, а также отражает давнюю склонность автора к музыке, миру кабаре, звёздных певиц. Кому же ещё, кроме Клода Лелуша, дано было уговорить на дебют в кино певицу Патрисию Каас, которая, возможно, и не выходит за пределы своего эстрадного имиджа, но существует на экране уместно и по делу, оттеняя более экстравагантно выстроенную и сыгранную Джереми Айронсом роль утончённого похитителя драгоценностей и женских сердец.Вообще этот фильм кажется сделанным на самые разные вкусы — и получив честь быть показанным на торжественном закрытии юбилейного, 55-го Каннского фестиваля, он вполне может понравиться и эстетам, и широкой публике. Так что удивительно, что наши прокатчики не решились выпустить «А теперь, дамы и господа…» в большем количестве кинотеатров, а тем более — не воспользовались приездом Патрисии Каас в Москву с концертами и представлением саундтрека. Заявленное уже в названии учтивое приглашение повисло в воздухе, практически оставшись нереализованным.2002


Поиск по названию