5x2

36-летний французский режиссёр Франсуа Озон сам опрометчиво подставился, сообщив в интервью, что в этом фильме не только ориентировался на замечательную ленту «Сцены из супружеской жизни» Ингмара Бергмана, но даже заставил главных исполнителей читать на кинопробах отрывки из диалогов бергмановских персонажей Марианне и Юхана. Озон назвал своих героев-супругов именами Марион и Жиль — получилось, что женщин зовут почти одинаково, а вот мужчины сильно отличаются, в том числе — и по поведению в отношении партнёрш.Момент мучительного расставания давно привыкших друг к другу тел (мужа и жену только что развели в суде, но плоть ещё требует интимной близости) вместо впечатления острого психологического свойства, что потрясающе удаётся передать Бергману и его актёрам, рождает более тягостное и какое-то извращённое ощущение. Эпизод прощального соития в номере отеля, снятом бывшими супругами, превращается в акт грубого насилия со стороны мужчины. Неудивительно, что из-за избранного им способа вымещения своей сексуальной неудовлетворённости начинаешь подозревать в Жиле латентного гомосексуалиста, а потом находишь подтверждение этому и в истории его брата, как раз не скрывающего влечения к парням, и в рассказе Марион о том, что у неё и мужа был опыт группового секса на вечеринке.Вот и Стефан Фрейсс не отрицал, что держал в уме возможную предрасположенность собственного персонажа к иного рода сексуальным контактам. Да и гей-открытость самого Франсуа Озона не позволяет усомниться, что он лучше знает характер взаимоотношений мужских пар. А также хорошо чувствует женские натуры (не случайно, что все актрисы снимаются у него с большим удовольствием и вообще с пользой для своей карьеры — это касается и Валерии Бруни-Тедески, попавшей в номинацию Европейского киноприза за роль в «5х2»), но вряд ли способен понять супружескую жизнь, даже если рассказывает о ней в пяти новеллах задом наперёд (кстати, потом на DVD картина была выпущена и в другой версии — «2х5», где всё изложено уже в хронологическом порядке).При просмотре этой работы Озона неизбежно вспоминаются вовсе не «Помни» и «Необратимость» — как примеры обратного развития экранных событий, а умный и трезвый по анализу французский фильм сорокалетней давности «Супружеская жизнь». Его постановщик Андре Кайат хорошо знал из своей предшествующей адвокатской практики, что все браки, включая «заключённые на небесах», неизбежно расторгаются лишь в зале суда. И сдвоенная оптика (одна и та же матримониальная история по-разному рассказана мужем и женой) давала возможность куда более внятно и убедительно осознать, чтó же так и не смогло сойтись в судьбах двоих людей, попытавшихся жить вместе.А автор ленты «5х2» (можно было бы назвать «5+2», поскольку это его седьмая по счёту полнометражная работа и пятая из числа малонаселённых), скорее всего, оставляет нас в недоумении, точнее — позволяет думать что угодно, демонстрируя собственное лукавство в намеренно расплывчатом финале, сознательно клишированном с кинематографической точки зрения. Как кто-то верно пошутил, Франсуа Озон попытался начать повествование в стиле Ингмара Бергмана, а закончил вполне в духе Клода Лелуша. Кстати, это только убеждает, что бывший ниспровергатель буржуазной морали всё явственнее сам обуржуазивается, а от смелых эстетических поисков переходит к блёклому и унылому пересказу по тридцать пятому разу того, что было между мужчиной и женщиной тогда и несколько лет спустя.2004


Поиск по названию