38-я параллель

Эта южнокорейская лента обошлась при производстве в весьма солидную по местным меркам сумму в размере $12,8 млн., однако имела оглушительный успех не только на родине (её посмотрел каждый пятый!), но и в ряде других азиатских стран, собрав $69,8 млн. И даже в кинопрокате США она получила $1,1 млн., что является немалым показателем для демонстрировавшейся с субтитрами картины. Кстати, в американских кинотеатрах фильму дали подзаголовок «Воинское братство», хотя точнее по сюжету было бы название «Братья на войне». Ведь можно говорить не только о родных братьях Ли Чин Тхэ и Ли Чин Соке, которые вместе оказались на фронте во время ожесточённых сражений в Корее в 1950—1953 годы. Тогда шла, по сути, гражданская и братоубийственная война между Севером и Югом, в которую, разумеется, вмешались другие страны — от США до КНР, и даже силы ООН пытались разрешить вооружённый конфликт двух разделённых по идеологическому принципу составных частей одного народа.У нас в прокате лента вышла как «38-я параллель», что поясняет наличие геополитического противостояния различных социальных систем на Корейском полуострове. Между тем, в Южной Корее работа 41-летнего режиссёра Кан Чже Гю, ранее снявшего популярный боевик «Сири» / «Шири», который показывался и в российских кинотеатрах, имела более патриотическое название, обозначающее национальный флаг этой страны — «Тхэгыкки» (дословно — «Флаг Великого Предела»). Тем не менее, данный военно-эпический кинороман, несмотря на непременное наличие пафосных сцен, которые были призваны воодушевить соотечественников именно в национальном плане, на редкость правдив и даже безжалостен в анализе исторических событий «по эту сторону передовой». Чего никак нельзя сказать о прямолинейной и тенденциозной трактовке противоборствующей стороны, то есть «злобных коммунистов с Севера», которые изображаются исключительно в качестве исчадий ада.Об этом вообще-то стóит пожалеть, поскольку по размаху съёмок, а главное — по подходу к неоднозначным судьбам людей, попавших в «гигантскую мясорубку» социально-политических потрясений в родной стране, которую перерезала примерно посередине эта самая 38-я параллель, довольно впечатляющее кинопроизведение Кан Чже Гю может быть сопоставлено вовсе не со «Спасением рядового Райана», а скорее… с «Тихим Доном». Поскольку мучительный выбор старшего брата Ли Чин Тхэ, который вынужденно заплутал на войне и подвергся, казалось бы, губительным изменениям под влиянием не только кровавой бойни, но и ужасов тотального недоверия, когда одни запросто расстреливали других, лишь заподозренных в связях с северянами, чем-то напоминает трагические скитания Григория Мелехова от белых к красным и наоборот.2004


Поиск по названию