Я, опять я и снова я

30-летнюю незамужнюю журналистку Памелу Дрёри, сделавшую хорошую карьеру, но всё-таки недовольную своим положением на личном фронте, однажды чуть не сбила автомашина, где была… она сама, однако в качестве Памелы Диксон, которая 13 лет назад вышла замуж за одноклассника Роберта Диксона, теперь имеет трёх детей и не такую уж удачную семейную жизнь. Обе Памелы на время меняются местами, побывав, что называется, в чужой шкуре, пусть и в облике себя — и что-то они меняют в жизни друг друга, вернувшись назад совсем не теми, кем являлись раньше.Подобный сюжет проигрывания нескольких вариантов судьбы героев стал в последнее время особенно привлекательным для кинематографистов — вспомним хотя бы английскую ленту «Осторожно, двери закрываются» или немецкую картину «Беги, Лола, беги». Любопытно и то, что в центре этих историй оказываются именно женщины, как наиболее податливые на изменение своей участи и даже ищущие шанса всё заново переиграть, несмотря на распространённое мнение, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. А кинематограф как раз предоставляет редкую возможность вновь и вновь переживать различные вариации собственной жизни в поисках якобы самой идеальной.И фильм дебютировавшей в режиссуре Пип (полное имя — Филиппа) Кармел, которая раньше была монтажёром (например, оскаровского номинанта «Блеск»), симпатичен не только благодаря своей вполне узнаваемой героине. Привлекает не столь уж запрограммированный (как в других образцах «вариативного кино») пафос, что всё, в конце концов, зависит не от непостижимой для разума предопределённости бытия или же простого стечения обстоятельств, а исключительно от самого человека. Он волен лично решать и менять свою судьбу, как заблагорассудится, подстраивая её под себя, а не наоборот. И делать это следует изо дня в день, прилагая собственные усилия, а не полагаясь слепо на Провидение или удачно выпавшую фишку.К картине «Я, опять я и снова я», конечно, можно предъявить некоторые претензии — допустим, никак не объясняется (и вообще на этом не концентрируется внимание!), как же возможно существование в одном пространственно-временном континууме сразу двух Памел, которые ведут параллельные жизни. Порой кажется преувеличенным незнание быта и испуганная реакция героини-журналистки на ежедневные семейные заботы — и вообще актриса Рейчел Гриффитс временами переигрывает, слишком шаржированно изображая будто бы полную неприспособленность «первой Памелы» к обычному для женщины существованию. А вот то, как вела себя на её месте «вторая Памела», сумевшая по воле случая вырваться на какой-то период прочь из рамок заурядной семейной жизни, остаётся, к сожалению, за кадром — и мы можем только догадываться о результатах её пребывания в положении free-lance (во всех смыслах этого слова) женщины-журналистки.Впрочем, раздвоившиеся героини, поистине действуя на свой страх и риск, помогают друг другу гораздо лучше самоидентифицироваться, двигаясь от косвенного Я (Me) через осознание себя (Myself) как раз к личному ощущению собственной подлинной натуры (I). Согласитесь, что в англоязычном названии фильма этот интересный процесс добровольной модификации личности выражен куда точнее, чем в русском варианте, где «я» просто дробится на три малозначащие части.1999


Поиск по названию