Эскорт

Эта англо-французская лента поставлена известным актёром Мишелем Бланом в возрасте сорока семи лет. И она вписывается в новое направление кинематографических историй про тех, кто явно неудовлетворён своей семейной (или же внебрачной) эротической жизнью, исступлённо ищет острых ощущений, рискуя зайти слишком далеко и по собственной воле поставить себя перед смертельной опасностью на почве бурных страстей. В одержимом желании одного лишь неуправляемого секса на стороне и непременно с кем-то неизвестным можно даже углядеть своеобразный антиромантический вызов, восстание против сентиментальных переживаний.Правда, для француза Пьера, героя «Эскорта», сыгранного Даниэлем Отёем, существует своего рода уловка: он занялся в Лондоне «сопровождением женщин» только потому, что хотел написать необычную книгу — и, в конце концов, сделал это. Но если ему опять доведётся оказаться по ту сторону Ла-Манша, то уже не сможет, по всей видимости, удержаться от новых сексуальных авантюр. Поначалу секс и порнография используются Пьером будто непогрешимое алиби или же весьма оригинальная индульгенция, освобождающая от обязанности кого-то любить. А как только он умудряется в промежутке между оказанием эротических услуг разным дамам ещё и закрутить роман с «коллегой по профессии», англичанкой Ким, то… Недолго поборовшись с искушением действительно полюбить и даже остаться вместе со своей возлюбленной на неопределённый срок, Пьер предпочитает сделать вид, что ошибся в этом искреннем стремлении или просто не хочет связывать себя очередными брачными узами.Исчерпанность современного супружества и вообще моногамных отношений приводит к тому, что герои в сегодняшнем кино бегут от брака, словно чёрт от ладана, ввергая себя в пучины садомазохистских, промискуитетных или менее радикальных «временно порнографичных» страстей. Но возвращение на новом витке опять к пропаганде «свободной любви» и раскрепощённости в интимных связях оказалось бы неким анахронизмом или поднадоевшим дежа вю. Сейчас может поразить и возмутить отнюдь не смелость и откровенность сцен, в которых якобы размывается граница между искусством и порно. Прежде всего, изумляет и заставляет внутренне негодовать почти программная ориентация на бесчувственность, очищенность секса от каких-либо проявлений эмоций. Это больше похоже на заурядную работу или же на отправление физических надобностей.Но именно подобные не замутнённые напрасной лирикой отношения теперь выдаются за современную любовь, а вот истинные любовные чувства превращаются как бы в «порнографическую связь». То есть всё меняется местами, точнее — переворачивается с ног на голову. И никто не погибает, не испытывает трагического слома судьбы — за исключением того, что упущена сама возможность любви. Да и кому она нужна, эта «зубная боль в сердце», от которой одни лишь волнения и тревоги, сомнения и несчастья. Без любви как-то проще и спокойнее. Прагматичнее и опять же полезнее для здоровья. Надо беречь нервы и душевные силы, господа и дамы!1999


Поиск по названию