Эпоха невинности

Рано признанный киноклассиком Мартин Скорсезе, тем не менее, оставался — вплоть до 2007 года — вечным неудачником оскаровских церемоний. А иногда, как в случае с «Эпохой невинности», ни фильм, ни сам режиссёр даже не номинировались на эту премию. Тогда в почётный список попали только итальянский художник-постановщик Данте Феррети, прежде сотрудничавший с Федерико Феллини и Пьером Паоло Пазолини, художник по костюмам Габриэлла Пескуччи (в итоге она одна лишь получила «Оскар»), тоже итальянка, композитор Элмер Бёрнстин, исполнительница второй женской роли Уинона Райдер, и — на удивление — Джей Кокс и Мартин Скорсезе за адаптацию романа Эдит Уортон, который был написан в 1921 году и дважды экранизировался.Если уж Скорсезе хотел создать американский вариант очень полюбившейся ему картины «Опасные связи» Стивена Фрирза (откуда как раз и была позаимствована Мишель Пфайфер, которая прекрасно исполнила в «Эпохе невинности» роль отверженной аристократки Эллен Оленска, но также почему-то не удостоилась внимания Американской киноакадемии), то он проиграл именно в сценарном замысле, излишне дотошно следуя традициям «семейных хроник из жизни высшего света».Зато более продумана и уместна живописная палитра ленты, в которой, наряду с влиянием художественных полотен старых мастеров, чувствуется прямое воздействие «кинематографической живописи» Лукино Висконти, Макса Офюльса и Мориса Турнёра. А ухищрения немецкого оператора Михаэля Балльхауса (вспоминается, прежде всего, его изысканная работа в «Отчаянии» Райнера Вернера Фассбиндера) производят двойственное впечатление. С одной стороны, он вместе с постановщиком удивляет неожиданными ракурсами и сложными движениями камеры, а с другой — использует приёмы кашетирования, как в фотографии или в немом кино (не случайно, что сам Мартин Скорсезе появился в крошечной роли фотографа), совсем по-театральному выделяя необходимую мизансцену при помощи света. И редкие мгновения эмоционального сопереживания драме главных героев, которые любят друг друга, но разделены условностями нью-йоркского общества 70-х годов XIX века, всё же не могут заполнить сюжетные и художественные пустоты, возникающие на протяжении довольно неспешного действия.1994


Поиск по названию