Чужая Америка

Распространённый перевод названия «Другая Америка» не совсем точен — например, на фестивале в Канне в программе «Двухнедельник режиссёров» эта картина сербского постановщика, живущего преимущественно в Париже, именовалась по-французски «Америка других», а в буквальном переводе с английского — «Америка кого-то другого». Между прочим, по-сербски Tuđa Amerika — именно «Чужая Америка». Вариант же «Другая Америка» настраивает на восприятие истории двух средиземноморских эмигрантов (испанца и черногорца), очутившихся в Бруклине, как некоего горестного рассказа об утрате героями прекраснодушных иллюзий и сладких грёз о благословенной Америке — якобы райской стране для всех приезжих из разных уголков земного шара. Ждали они увидеть одну Америку — а выпало несчастье узнать другую.Но для двух выходцев с юга Европы как бы и не существует проблемы разочарования в собственных мечтах, поскольку так называемый Новый Свет им изначально чужд, он принадлежит кому угодно, даже, допустим, старшему сыну славянина Байо, который просто-таки жаждет поскорее и любой ценой вписаться в американское общество. А его неунывающий отец из Черногории, как и нежданный друг по эмиграции — иберийский потомок Алонсо, оба уж точно ближе по экстравагантным, но странно жизнетворным причудам к своим деревенским матерям, которые хотели бы наивно воссоздать привычный мир и уклад существования вдали от родных мест в этой самой «чужой Америке».В данном плане интересно то, как без социально-политической ангажированности и мрачно-истерического отношения ко всему на свете (что, к сожалению, присуще большинству творцов на российских просторах, где, к счастью, так и не воплотилось в жизнь «предчувствие гражданской войны») проявляется славянская неистребимая жизненная сила в американской по материалу ленте Горана Паскалевича. И хотя он, судя по оговоркам в интервью, недолюбливает Эмира Кустурицу, который является, скорее всего, всеобщим любимцем для кинематографистов только за пределами бывшей Югославии, они оба смело и с азартом вторгаются туда, где, кажется, не может быть и речи о празднике жизни. И будучи сами захвачены животворящей стихией, они способны преображать окружающую действительность хоть на одолеваемой распрями родине, хоть в далёкой Америке (вспомните ещё «Аризонскую мечту» Кустурицы).Кстати, сценарист Гордан Михич, сочинивший «Чужую Америку», прежде сотрудничал и с Эмиром Кустурицей, у которого в «Отце в командировке» прославился актёр Мики Манойлович, на этот раз сыгравший у Горана Паскалевича. Чего же двум воспитанникам пражской киношколы ФАМУ и воистину наследникам «чешской новой волны», самым талантливым из теперь уже среднего (как время летит!) поколения югославских режиссёров, ревниво делить между собой признание в мировом кино?! 1998


Поиск по названию