Цементный сад

Недовыраженность чувств, более того — холодная бесстрастность присуща этому фильму 47-летнего английского режиссёра Эндрю Бёркина, несмотря на то, что он рассказывает о невероятных страстях. Бёркин неоднократно повторяет кадр со снятым на общем плане домом, который сиротливо стоит на пустыре, где как раз и живут герои картины. Он действительно наблюдает за всем словно со стороны, даже не позволяя зрителям оказаться в состоянии шока от того, что представлено на экране. Кажущийся бессердечным отец семейства погибает в безжизненном саду возле дома, поскользнувшись на цементном растворе, в то время как его сын Джек предаётся перед зеркалом нарцистическим и мастурбирующим упражнениям. А потом будто уходит жизнь и от матери, тело которой дети решают поместить в какое-то железное подобие гроба и залить всё тем же цементным раствором. Но ещё до этого момента пикантные игры Джека со старшей сестрой Джули превращаются в сексуальную манию — и в финале они проводят безумную ночь вместе, пока на рассвете их сплетённые тела не освещаются фарами полицейских машин.Легче всего было бы увидеть в третьей по счёту ленте Эндрю Бёркина проиллюстрированный им пример избавления от личных комплексов.«Цементный сад» — экранизация произведения Иэна МакЮэна, но Бёркин (в прошлом — известный сценарист) сам создал эту киноадаптацию, не без умысла пригласив на роль Джули свою племянницу Шарлотт Генсбур, очень похожую на Джейн Бёркин, его старшую сестру, кроме того, снял собственного сына Неда в роли Тома, младшего брата Джека и Джули. Однако неизбежные сопоставления с личной биографией так же мало волнуют постановщика, как и скандально-эпатажные сцены. И желая продемонстрировать постороннюю беспристрастность, он всё-таки впадает в иную крайность: мотив «дома-ловушки» и цементного сада как символа мертвенного мира словно начинает оказывать влияние также и на видение самого режиссёра.В итоге же данный фильм оставляет зрителей в состоянии некоторого недоумения по поводу истинного замысла Эндрю Бёркина. Жгучие тайны (если воспользоваться названием его первой постановки на основе новеллы «Жгучая тайна» Стефана Цвейга) перестали быть таковыми, теперь всё до предела обнажено, но показано с зеркальной индифферентностью по отношению к проявлениям нарциссизма или инцеста. И вряд ли многие зрители захотели бы оказаться с той стороны зеркального стекла. Тем не менее, «Цементный сад» получил премию за режиссуру на кинофестивале в Берлине.1993


Поиск по названию