Ужин с придурком

Известный комедиограф Франсис Вебер, который сочинил немало по-настоящему смешных историй, а также сам поставил во Франции четыре успешных комедии, в конце 80-х годов совершенно напрасно решил пересказывать собственные уморительные сюжеты уже на американский лад. Он не только передал права на использование в США ряда своих сценариев, но и лично повторил в качестве режиссёра комедию «Беглецы», которая называлась в Америке «Трое беглецов». А не для американцев Вебер поневоле выглядел придурком, который в очередной раз рассказывал всем хорошо известный анекдот и никак не мог понять, почему же почти никто не смеётся. Французский юморист, получив, видимо, приличные деньги за продажу сценариев для американских римейков, в какой-то момент всё-таки сообразил, что признание и любовь соотечественников важнее «всего золота мира».И возвращение «блудного сына» на родину было триумфальным: сначала в театре, где с громадным успехом прошла его пьеса «Ужин придурков», а потом и в кино, где, будучи перенесённой на экран самим автором, стала лидером 1998 года, собрав аудиторию в количестве 9,1 млн. человек. Это личный рекорд Франсиса Вебера, который на два с лишним миллиона превзошёл успех своей «Приманки» (или «Невезучих»), а кроме того, «Ужин придурков» попал в число 25-ти самых кассовых за всю историю французского проката. Также удостоился шести номинаций на «Сезар», в том числе — за фильм и режиссуру, пусть в этих категориях премий как раз и не досталось.В нашем кинопрокате лента получила название «Вечеринка с придурком», что косвенно может напомнить российское сочинение «Жизнь с идиотом» Виктора Ерофеева и его экранизацию, предпринятую Александром Рогожкиным. Развлечения скучающих представителей современной интеллектуальной элиты во Франции и России вроде бы оказались схожими. Надо зазвать к себе на вечеринку или даже на длительный срок пребывания в семье совершенного придурка, чудака на букву «м» (кстати, французское слово le con подразумевает и такой грубоватый вариант перевода), вообще полного идиота, если намереваешься ощутить себя на его фоне особо умным и высоко вознёсшимся в своём материальном и социальном превосходстве.Но так называемые идиоты и прочие блаженные обладают давно ведомой способностью становиться чуть ли не идеальными человеколюбами, персонифицировать в себе людскую совесть, взывать к гуманности и сочувствию к ближним (хотя этот «христианско-достоевский мотив» ёрнически вывернут наизнанку в той же «Жизни с идиотом»). И именно в оригинальном названии «Ужин придурков» содержался намёк, что вообще-то придурками можно посчитать также и тех, кто устраивает эти циничные игры, приглашая на снобистские вечеринки самых занудных субъектов или же озабоченных какой-либо idée fix, над которыми просто и легко надсмехаться.Франсуа Пиньон, бухгалтер в министерстве финансов, чьё страстное хобби — кропотливое и долговременное создание знаменитых архитектурных объектов при помощи… обыкновенных спичек, конечно, может «достать» кого угодно рассказами о своём единственном увлечении всей жизни или жалобными воспоминаниями о том, как два года назад от него ушла жена к лучшему другу. Франсуа вечно попадает впросак и делает всё невпопад — чем больше и с охотой он старается поступить как надо, тем очевиднее как бы запрограммированная несуразность окончательного итога. Разумеется, этот неуклюжий толстяк, напоминающий слона в посудной лавке, словоохотливый большой ребёнок, готовый с преувеличенным рвением заботиться о попавшем из-за него в несчастья высокомерном издателе Пьере Брошане, у которого страстное хобби — «ужины с придурками», является сводным братом рассеянных и невезучих героев Франсиса Вебера, сыгранных прежде Пьером Ришаром.Но и Жак Вильре уже лет двадцать специализировался как раз на ролях наивных и простодушных персонажей, которые вызывают не только смех, но и вовсе не унижающую их жалость, искреннее сочувствие к столь непутёвым и чудаковатым «маргиналам жизни». Правда, актёр уже заметно постарел, и в глазах больше печали и понимания неизбежности житейских треволнений. Однако он по-прежнему может быть «глупым, но дисциплинированным», как в давней комедии Клода Зиди, и доставляющим всем неприятности симпатичным занудой (вспомним название одной из ранних комедий по сценарию Франсиса Вебера с незабываемым дуэтом Жака Бреля и Лино Вентуры). И знаменательно, что на соискание «Сезара» был выдвинут (а потом стал лауреатом) именно Жак Вильре, который выглядел на экране поживее и разнообразнее в реакциях, чем его партнёр Тьерри Лермит.Хотя порой всё же трудно отделаться от ощущения, что основные исполнители настолько выучили и проработали пьесу, так часто играли её в театре, что теперь в кино просто повторили знакомый рисунок роли, к тому же зная за своих персонажей, что с ними должно случиться в следующую минуту. Не такое ли чувство испытывал и Франсис Вебер, который закономерно удостоился «Сезара» за сценарий, но в качестве режиссёра был вынужден снова пересказывать свою комическую пьесу, делая это временами машинально. Что, впрочем, не испортило весёлого и приятного впечатления от фильма, не очень-то смущающего по причине непреодолённой театральности. Всё-таки мы всегда в России были заранее неравнодушны к французским комедиям — и «Ужин придурков» удовлетворяет этот ещё не исчезнувший интерес.1998


Поиск по названию