Токийский декаданс / Топаз

Молодая проститутка Ай (между прочим, по-японски это имя означает «любовь»), также получившая прозвище Топаз, после встречи с музыкантом-садомазохистом Сато, который считал её «единственной надеждой нашей гнилой Японии», затем проходит по кругам современного ада. Она вынуждена удовлетворять потребности закомплексованных, но жестоких в собственных желаниях японских бизнесменов и гангстеров, с неизбывной тоской вспоминая о своём уже канувшем в небытие «учителе».Японский писатель Рю Мураками (он не имеет никакого отношения к ныне модному у нас Харуки Мураками) время от времени обращается к кинематографу, сам ставит фильмы разных жанров — от фантастики до эротики. В четвёртой по счёту картине, снятой им в возрасте 39 лет, художественные претензии на несомненное подражание творчеству Нагисы Осимы («Коррида любви» / «Империя чувств») в деле создания философско-декадентской сексуальной поэмы вскоре становятся невразумительными и механистически однообразными. И положение не спасает изысканно-сентиментальная музыка культового композитора Рюити Сакамото.Полная версия этой ленты, содержащая откровенные сексуальные и садомазохистские сцены, была причислена в ряде стран к категории порнографических. А у нас её пытались признать таковой даже в урезанном американском варианте — например, после показа в начале 1994 года по нижегородскому телевидению в ночное время, когда не спали лишь полуночники и работники прокуратуры, оскорбившиеся непотребностью зрелища. Очевидно, сильнее всего их раздразнила непонятность и зашифрованность вроде бы простого человеческого занятия: мало того, что секс японский, он ещё и эстетски-манерный. «Эротика не для всех» — это же что-то недопустимое и преступное! 1994/2007


Поиск по названию