Тайны и ложь

Английский режиссёр Майк Ли по сравнению со своими ранними работами начала 70-х годов («Безрадостные эпизоды» — главная премия в Локарно) и даже с произведениями конца 80-х («Высокие надежды» — два второстепенных «Феликса») уже в картине «Нагие» (ещё два приза — причём более весомых: за режиссуру и главную мужскую роль на фестивале в Канне) начал решительнее избавляться от действительно унылого бытописательства. И вслед за Кеном Лоучем (другой британский постановщик социальной направленности, демонстративно хранящий верность традициям «кино рассерженных», которое возникло на рубеже 50—60-х годов) всё явственнее стал добавлять иронические, саркастичные и вообще сатирические краски в собственную художественную палитру.В условиях «острейшего дефицита сюжетов» в современном западном кинематографе Ли придумал в фильме «Тайны и ложь» (правильнее было бы, наверно, перевести как «Секреты и обманы») необычный сюжетный ход. Параллельно развиваются три линии, потом они пересекаются — и все герои оказываются родственниками друг друга, включая молодую чернокожую женщину Ортенс, яппи британского разлива, которая, как выяснится, является… родной дочерью истеричной, задёрганной всем на свете, смешной и жалкой домохозяйки-англосаксонки Синтии Роуз Пёрли.Но несмотря на присутствие в ленте забавных поворотов действия и не лишённых чисто английского юмора живых наблюдений за персонажами, Майк Ли, прежде всего, уповает на то, чтобы поразить привыкших ко всему и пресытившихся западных зрителей неким новым смыслом этой моральной истории, в которой многое поставлено с ног на голову. Или же публика должна расчувствоваться подобно героине от внезапного обретения ранее неведомого ей ребёнка-найдёныша. И в отличие от тонких и изящных романов Джейн Остин и одной из успешных экранных версий «Разума и чувств», предложенной китайцем Ан Ли с Тайваня, нагая правда о характерах британцев, даже приодетая в плащ сентиментальности, всё равно может вызвать не только сочувствие, но и раздражение.Возмущает не столько «чернуха по-английски» в очень затянутой экспозиции, не намеренная слащавость финала, где вывернут наизнанку хэппи-энд по-голливудски или, как у Остин, происходит поспешная раздача «всем сёстрам по серьгам» (буквально — всем героям по родственнику). И не так уж смущает лёгкий психопатологический намёк на гипотетический инцест между сестрой и братом, плодом чего могла стать дегенеративно выглядящая вторая дочь героини. Дело в том, что небезгрешное семейство поневоле начинает напоминать паноптикум, театр уродов или оперетту лилипутов. Кому-то сие зрелище, разумеется, понравится (вот и кассовые сборы в мировом прокате превзошли бюджет в 11,5 раз!) — почему бы не поплакать или, наоборот, не посмеяться над отклонениями от нормы: всё зависит от уровня наивности или, напротив, цинизма зрителей. Ведь и знаменитый музей мадам Тюссо, не случайно возникший именно в Великобритании, это не только повод простого смертного постоять рядом с почти вылитой копией великой личности, но и почувствовать себя более живым на фоне манекена.«Тайны и обман» — такая же приманка-обманка для публики, выставляющая напоказ «родину-уродину», неприкрытую, как распутная девка, Британию конца XX века. Во всяком случае, в дерзких, эпатажных нападках Дерека Джармена на тэтчеровскую консервативную Англию 80-х годов (особенно в картине «Всё, что осталось от Англии») больше любви и нежности к своей стране, нежели в голых насильственных упражнениях Майка Ли с британской реальностью времён правления другого консерватора — Джона Мейджора. Якобы наличествует сострадательная улыбка на устах автора. Но, может быть, всё дело в том, что Ли — не истинный англосакс, как Джармен, а выходец из еврейской семьи, пусть и с рабочей окраины Сэлфорда.1996


Поиск по названию