Счастливого рождества в Париже! или Банда лесбиянок

Даже зная первоначальное провокационное название «Банда лесбиянок», наверно, две трети действия никак не можешь догадаться: что же происходит, кто является главными героями, и при чём здесь некое «счастливое Рождество в Париже»?! Режиссёр (и в большинстве случае — сценарист) Ольга Жукова умудрилась снять в 1990—93 годы, в период «оголтелого многокартинья», целых пять фильмов — и потом благополучно исчезла из кинематографа (может, в Париж?), оставив о себе вовсе не благодарную память.Картины Жуковой вроде бы претендуют на зрительский интерес, апеллируют к популярным жанрам, но одновременно таят в себе эстетскую озабоченность автора ложно понятыми изысками стиля, страдают искусственной многозначительностью и трудно переносимой претенциозностью. Простецкость пополам с глубокомысленностью присутствует уже в названиях — «Ночь длинных ножей», «Шоу для одинокого мужчины», «Танго на Дворцовой площади».Вот и «Счастливого Рождества в Париже!» оказывается безнадёжной пустышкой, особенно же пошлой по смутно угадываемому выводу. Все авантюры юных девиц, которые заманивали пожилых сладострастников, грабили их, а иногда даже убивали с помощью своего «пахана» по прозвищу Бабан, необходимы были «прелестным созданиям» лишь для того, чтобы вырваться из бедного и скучного существования в «этой стране» и когда-нибудь очутиться под самое Рождество на Champs Élysées.В 70-е годы редкие туристы из СССР, выбиравшиеся в Париж, непременно стремились посмотреть в кинотеатрах на Елисейских полях только две ленты — «Эмманюэль» и «Последнее танго в Париже», которые, к несчастью, были в представлении многих скандальными эротическими произведениями одного порядка, хотя между ними — безграничная пропасть, пролегающая между коммерцией и искусством, спекулятивностью в области интимного и открытием высших истин бытия.В этом плане «Счастливого Рождества в Париже!» реализует типично совковую мещанскую иллюзию, что жрицы любви, которые получают и удовольствие, и немалые деньги за свой «ударный труд», ближе всех находятся к «парижскому раю». Но и по сравнению с худшей из серий «Эмманюэль» фильм Ольги Жуковой кажется незаконнорожденным ублюдком, напрасно лезущим со своим рылом даже на Place Pigal, которая пользуется не столь уж приличной славой.1998


Поиск по названию