Схватка

Вне киноконтекста эта картина может показаться обычной работой криминального жанра, которая кому-то будет нравиться, кому-то — нет. Ведь не так уж мало появлялось лент о полицейских, одержимых своей профессией до полного самоотречения. Конечно, встречались и фильмы об умных и талантливых преступниках, которые с блеском проворачивали свои изощрённо придуманные операции с целью грабежа и незаконного присвоения огромных сумм денег.В 1995 году, когда вышла «Схватка», вообще стала заметной тенденция в американском кино по интеллектуализации образов негодяев и мошенников, которые начали использовать все последние достижения компьютерной мысли, а самостоятельно прибегали к помощи лицедейства и постоянной смены масок для того, чтобы окончательно запутать полицию или же пустить её по ложному следу. Напротив, блюстители порядка продолжали поступать по давно заведённому шаблону, настойчиво выискивая рецидивистов, которые всегда на виду и значатся во всех файлах и анналах. Поэтому в полиции вполне могли пропустить преступника, догадливо рядящегося в одежды скромного и тихого обывателя.Эффектный розыгрыш жестокого убийцы, который способен обвести служителей Фемиды вокруг пальца, оказался привлекательной особенностью картины «Подозреваемые лица» Брайана Сингера и принёс премии «Оскар» сценаристу Кристоферу МакКворри и исполнителю этой обманчивой роли Кевину Спейси. А вот усилия создателей «Схватки» по модификации гангстерского кино не были по достоинству оценены Американской киноакадемией, да и другие призы прошли тоже мимо. Это лишь сейчас в imdb лента Майкла Мэнна имеет очень высокий зрительский рейтинг (8,2 из 10), но в момент своего появления в прокате не снискала в США большого успеха, однако поразительно то, что гораздо лучше (почти в два раза, если судить по кассовым сборам) демонстрировалась в других странах мира.Между тем, ряд значимых намёков и подсказок в «Схватке» содержались в некоторых явно не случайных совпадениях. Как известно, Аль Пачино и Роберт Де Ниро, два выдающихся американских актёра, никогда не снимались вместе, хотя были прежде заняты в одном фильме, этапном и для гангстерского жанра, и вообще для кино последней четверти XX века. Во второй части «Крёстного отца», своеобразной саги о мафии, Де Ниро играл молодого Вито Корлеоне, ещё не ставшего Доном, главарём преступного клана. В то время как Пачино исполнил роль Майкла, младшего сына, вынужденного принять в свои руки «империю Корлеоне» после кончины патриарха.И если Фрэнсис Форд Коппола довёл жанр до эпически-трагического предела, поставив всех остальных режиссёров в почти безвыходное положение — они лишь бесконечно копировали его открытия, то только итальянцу Серджо Леоне в криминальной антологии «Однажды в Америке» удалось выйти на философский уровень обобщения. Кстати, продюсером этой картины, которая была значительно сокращена и всё равно провалилась в американском прокате, являлся Арнон Милчан, а главную роль сыграл Роберт Де Ниро. Их имена также значатся и в титрах «Схватки», снятой Майклом Мэнном.Он был менее известен широкому кругу зрителей, хотя в качестве исполнительного продюсера выпустил популярный телесериал «Полиция Майами, отдел нравов», принимал участие в создании других «мыльных опер» криминального плана — «Полицейская история», «Вегас», «Войны наркомафии». То есть Мэнн разрабатывал на телевидении своеобразную жилу «длинных повествований» с закрученным сюжетом, которые выглядели облегчённым («мыльным») вариантом романной формы. А в кино он обращался к стилистически выверенным гангстерским драмам и триллерам — «Вор» и «Охотник за людьми». Но лишь пройдя через опыт эпизации вестерна в «Последнем из могикан», режиссёр решился в «Схватке» словно объединить два жанровых пристрастия в своего рода криминальном киноромане, который был сделан уже по-настоящему, по-крупному, без скидок на условности боевиков и телезрелищ.Романность мышления, вообще редкостная в современном кинематографе, тем более в американском, может проявиться, разумеется, не только в тех произведениях, которые велики по хронометражу. «Схватка» не так уж многолинейна и населена персонажами, как, например, мозаичные фрески Роберта Олтмена, но и в ней присутствует несколько будто посторонних сюжетных мотивов, лишних ответвлений, от которых следовало бы, наверно, избавиться, чтобы получить более напряжённый боевик о схватке Винсента Ханны, лейтенанта полиции Лос-Анджелеса, с опытным и трудноуловимым преступником Нилом МакКоли. Зачем детально обрисовывать семейные и личные проблемы (помимо главных героев) всех тех, кто оказался — или ещё окажется в будущем — причастным к серии дерзких ограблений банды МакКоли?Однако сведя в финале всю поведанную историю к амбициозному противоборству двух действительно достойных друг друга соперников, Майкл Мэнн как сценарист и постановщик в какой-то степени утратил обнаруженную им полифоничность криминального повествования. Начавшись словно роман, «Схватка» заканчивается захватывающей драмой, в которой, тем не менее, заранее жаль того, кто проиграет в окончательном поединке, пусть и нетрудно предугадать, что полицейский всё-таки должен победить гангстера, пожав благородно на прощание его уже охладевающую руку. Кстати, убедительная в каждом слове и жесте игра Пачино и Де Ниро (особенно в великолепной сцене их единственного разговора один на один, в каком-то придорожном ресторане около аэропорта), в расчёте на которых как раз и писался сценарий, должна доставить немалое удовольствие зрителям.Художественный успех «Схватки», пожалуй, стоит сопоставить с триумфом «Криминального чтива» Квентина Тарантино, между прочим, тоже предложившего новаторский выход из тупикового положения, в коем пребывало гангстерское кино после «Крёстного отца» и «Однажды в Америке». Однако в миг расплодившиеся «тарантинчики», так же, как и неуверенность самого Тарантино, не знающего, что бы ему следовало придумать и тем самым вновь удивить публику и критиков, всё это лишь подтвердило, что «Криминальное чтиво» — штучная выдумка, которую нельзя превратить в поточную «фабрику грёз».А вот «Схватка» предлагала вполне приемлемый для тиражирования вариант вовсе не экстравагантного вывёртывания наизнанку, а вполне добропорядочной романизации гангстерского жанра, его погружение в достаточно реалистически выписанную среду американского общества и психологически отточенную проработку характеров всех героев — от главных до второстепенных. Жаль, что американские кинематографисты прошли и мимо этой «новой повествовательности», а сам Майкл Мэнн хоть и пытался использовать романные структуры в «Али» и «Инсайдере», всё-таки быстро выдохся, словно спринтер на стайерской дистанции.1995/2007


Поиск по названию