Страна теней

Пьеса Уильяма Николсона, основанная на подлинной истории отношений в 50-е годы английского детского писателя Клайва С. Льюиса и американской поэтессы Джой Грешэм, впервые была экранизирована британским телевидением ещё в 1985 году. Но Сэр Ричард Аттенборо, опытный мастер английского кино, как раз предпочитает после рискованных и дорогостоящих проектов (вслед за успешным «Ганди» — «Кордебалет», а после полупровального «Чаплина» — камерная «Страна теней») обращаться к проверенным сюжетам, которые словно гарантируют признание публики.Вот и «Страна теней», невыдуманная и, казалось бы, скучноватая повесть о том, как уже немолодые люди преодолевают своё одиночество, вызвала интерес по обе стороны океана, собрав, например, в США сумму в размере 25,8 млн. долларов, почти поровну с «Чаплином», хотя она и стоила в производстве значительно дешевле. По сути, это как бы британская «Старомодная комедия» Алексея Арбузова и тоже в расчёте на двух актёров. И режиссёр, которому минуло во время съёмок 70 лет, не боится быть подчёркнуто несовременным, размеренно-созерцательным, внимательно наблюдая за персонажами: они словно отданы в полное распоряжение Энтони Хопкинса и Дебры Уингер, естественно и раскрепощённо существующих на экране.Холостяк Льюис и разведённая Грешэм (она даже предпочла уехать вместе с сыном из Америки, подальше от бывшего мужа и прежней жизни) стали жертвами собственной скромности и излишней щепетильности в вопросах любви. Они обитают будто бы в стране теней, волшебном мире иллюзий, воспринимая действительность сквозь магический кристалл искусства. Даже боль и страдания, испытываемые в реальной жизни, кажутся им лишь отражением конфликтов какой-нибудь романтической поэмы. Но обретя, наконец, друг друга и осознав перед лицом неизбежной смерти (у Джой обнаруживается рак), что они на самом деле, без притворства и фальшивых страстей, любят, может быть, в первый и единственный раз — герои находят своеобразное умиротворение.Ричард Аттенборо в финале ленты не отказывается от негромкого, но впечатляющего по эмоциональному воздействию кинематографического аккорда: писатель с сыном уже умершей поэтессы уходят в глубину прелестного сельского пейзажа, как бы в обетованную «страну теней». Возникает ощущение, обратное екклезиастовой максиме — во всякой печали всё же немало мудрости. А перефразируя слова одного из героев «Страны теней» по поводу литературных произведений, можно сказать так: «Эти фильмы выберут ценители искусства, те, кто смотрит картины, чтобы знать, что они не одиноки». Поскольку кино — это подлинная страна теней.1993


Поиск по названию