Стигматы

Данному американскому фильму можно предъявить немало претензий — как по части сюжетных натяжек, так и по чересчур акцентированным средствам выразительности (недаром режиссёр Руперт Уэйнрайт начинал как клипмейкер). Хотя, в принципе, надо признать, что это отвечает жанру мистического триллера, в котором как бы предполагаются различные преувеличения и стилистические излишества. Но отнестись к картине «Стигматы» с особым вниманием заставляет то, что она довольно настойчиво пытается внушить зрителям мысль об извращении церковью учения самого Христа, который, согласно так называемому «пятому Евангелию от Фомы», призывал всех искать и находить Царствие небесное только внутри себя, а не в постройках из дерева и камня (то есть в церквах).Также знаменательно, что подобную истину должны постичь ватиканский священник Эндрю Кирнан, больше похожий на учёного, ищущего разгадки религиозных тайн и чудес, и вовсе неверующая молодая парикмахерша Фрэнки Пейдж из Пенсильвании, которая стала невольной обладательницей стигмат (ран, напоминающих о мучениях Иисуса на Голгофе) и своеобразным посредником с духом уже умершего переводчика запретного Евангелия. Непонятно лишь то, что всё это начинает походить на вселение в девушку Дьявола, тем более что Фрэнки выступает явной соблазнительницей по отношению к святому отцу, который уже готов забыть о вере и сане.И это, безусловно, ослабляет несомненный антиклерикальный пафос ленты, которая может быть легко подвержена критике и преследованию (что и случилось в ряде католических стран) за богохульство и оскорбление чувств верующих. Опять же ясно, что всё экзорцистское и мистическое в фильме «Стигматы» просто необходимо для пущего эффекта и навязчивого привлечения зрительского внимания — даже ценой пожертвования логики и смысла. Но, пожалуй, можно быть уверенным, что неоднократно повторенный авторский посыл по поводу отступления церковного института власти от подлинных христианских идей личного богоискательства всё-таки будет услышан зрителями.А вот понят ли — это уже проблематично. Не случайно, что упомянутый в данной картине святой Франциск Ассизский (как и некоторые иные борцы за возвращение к первоосновам учения Христа, позднее расчётливо канонизированные церковью) неизбежно остался духовным одиночкой, подобно Иисусу, чей индивидуальный пафос истинной веры в Бога был всё равно извращён даже самыми горячими его поклонниками.Интересно, что появление ленты «Стигматы» в российском прокате не встретило гневную реакцию самой ортодоксальной христианской религии — православия. В нём хоть и не существует для священников католического обета безбрачия, но идея пресловутого храма, к коему ведут все дороги на свете, неприятие возможности исключительно личного, внецерковного общения с Господом, а тем более — пресечение попыток собственного понимания заветов христианства, заставляют людей верить, повинуясь некоему стадному чувству. Поэтому у нас сначала рьяно расшибают лбы в молитвах, затем истово сносят церкви и впадают в массовое безверие, чтобы на новом витке религиозности прилюдно интересоваться довольно интимным вопросом отношения к вере и призывать петь «Отче наш» за компанию в прямом телеэфире.1999


Поиск по названию