Спасибо, жизнь

Бертран Блие — это насмешник и менестрель, который странствует по дорогам Франции и районам Парижа, выискивая и воспевая причуды и мании своих чудаковатых, хитроумных, но вовсе не лишённых немалого человеческого обаяния соотечественников. Хотя он — и удивительный поэт лирического дарования, который восторженно и с застенчивой нежностью относится почти ко всем своим персонажам. Так что подобное название картины Блие в высшей степени символично — «Спасибо, жизнь». Один из лучших современных режиссёров Европы позволил себе в этой работе полностью отдаться во власть стихии свободного киноповествования на зыбкой грани между реальностью и вымыслом, жизнью и кино. Но тенденции к смешению этих двух миров на экране прослеживалась ещё в его прежних лентах «Холодные закуски», «Наша история» и «Слишком красивая для тебя».Поначалу «Спасибо, жизнь» вообще воспринимается как своеобразный «женский вариант» знаменитой язвительной притчи «Вальсирующие», снятой Бертраном Блие семнадцатью годами ранее. Юные девушки Камиль и Жоэль, откровенно придуриваясь и беспечно надувая встречных, вдоволь желают познать все прелести и пороки сегодняшней жизни, отнюдь не думая об опасностях, которые могут не только поджидать за ближайшим углом, но и таиться в них самих в виде ещё неизвестной болезни. А уже затем эти ёрнически поданные похождения девчонок в эпоху СПИДа сопоставляются по своему типично экзистенциальному переживанию «пограничной ситуации» и состоянию сартровской «тошноты» или «чумы» Камю… с периодом фашистской оккупации (кстати, временем зарождения французского экзистенциализма), причём в совершенно фарсовой, гиньольной манере.Впрочем, к данному моменту временные (с ударением на последнем слоге) и причинно-следственные связи в повествовании окончательно перепутываются — и выдуманная история странствий несостоявшихся невест меняется местами с тут же снимаемой (по-годаровски) «жизнью врасплох». Но, к сожалению, в этой круговерти излюбленных мотивов фильмов об ангелах-шлюхах, мужчинах, которые утрачивают свои достоинства, и обо всей дерьмовой жизни, почему-то доставляющей неизъяснимую радость, Блие теряет чувство меры и виртуозность стиля.1993


Поиск по названию