Сонная Лощина

Эту работу известного американского режиссёра Тима Бёртона многие сразу же сопоставили, проведав о некоторых из его пристрастий, с несколько наивными и аляповатыми по исполнению фильмами ужаса, которые создавала в 50—60-е годы английская компания «Хаммер». Однако немаловажно и то, что Бёртон с самого начала собственного творчества в кино был, прежде всего, склонен к стилистике комикса и к чуть более страшной мистической сказке, но всё-таки остающейся детской и непосредственной по своей природе. Вот и экранизация мистического рассказа «Легенда о Сонной Лощине» Вашингтона Ирвинга, классика американской литературы, получилась вполне комиксовой и сказочной — и весьма высокие прокатные результаты лишь подтвердили её ориентацию именно на массовое восприятие, к чему Тим Бёртон вернулся после явно эстетского проекта «Эд Вуд» и чересчур сатирической фантастической ленты «Марс атакует!». В «Сонной Лощине» (так, кстати, называется деревушка, куда прибыл из Нью-Йорка с целью расследования загадочных убийств молодой констебль Ичэбод Крейн, которого сыграл в третий — и не в последний — раз снявшийся у Бёртона культовый актёр Джонни Депп) режиссёр подчас демонстративно снижает пафос таинственного и непостижимого, практически выставляя героя на посмешище. Он забавно боится всего, словно ёжик, оказавшийся в тумане, и время от времени падает в обморок, будто впечатлительная барышня. Хотя тут же собирает свою волю в кулак и реабилитируется в глазах окружающих, в первую очередь — перед юной Катриной, в которую сразу по приезде влюбился.Разумеется, в картине наличествуют и леденящие кадры с проносящимся на коне безголовым всадником, который рубит с размаху головы, казалось бы, ни в чём не повинных жителей; страшит ретроспективная сцена гибели того, кто когда-то был не призраком, а человеком, но всё равно кровожадным; пугают натуралистические детали его посмертных злодеяний… Но во всём этом тоже есть намеренный перебор, что вынуждает публику воспринимать ужасное со смехом. Инфернальная история превращается в «детскую страшилку», которая, конечно, должна пощекотать нервы, но самое главное — просто обязана доставить громадное удовольствие и слушателям-зрителям, и рассказчику, особенно довольному, что удалось по-настоящему увлечь и произвести неизгладимый эффект на собравшихся.Между прочим, и визуальная сторона этого фильма (ряд премий достались оператору, художнику и художнику по костюмам), как и непременные спецэффекты, рассчитаны именно на восхищение — и почти все рецензии критиков начинаются как раз с преувеличенных восторгов по поводу красот кинопроизведения Тима Бёртона. Если уж честно, ранее появлялись куда более красивые ленты из разряда мистических сказок — допустим, «Легенда» Ридли Скотта, которая была обругана многими и провалилась в прокате. А Бёртон, будучи безусловным формалистом и любителем искусства для искусства, всё-таки подвержен типично американскому «вирусу успеха». И когда широкого зрительского признания нет, то болезненно переживает это.Попытавшись определить, что же представляет из себя «Сонная Лощина», можно сказать, согласно методике американских критиков описывать работы при помощи сопоставлений, что в ней повенчаны «Эдвард Руки-Ножницы» (печальная городская фантастическая сказка, кстати, с тем же Джонни Деппом в заглавной роли «парня не от мира сего») и визуально щедрый комикс «Бэтмен» / «Человек-Летучая мышь». Однако приятному во всех отношениях очередному творению Тима Бёртона не хватает главного — умного переосмысления легенд и мифов человеческого сознания, что в наиболее адекватной форме ему удалось (и, между прочим, без ущерба для кассы!) сделать только однажды в самой лучшей картине «Бэтмен возвращается».1999


Поиск по названию