Смерти вопреки

В 1983 году лос-анджелесский полицейский Мейсон Сторм записал на видеокассету сцену тайного сговора политика Вернона Трента и мафии с целью убийства местного сенатора. Преследуя Сторма, наёмники мафии проникли в его дом и устроили перестрелку. Полицейскому чудом удалось выжить, но об этом никто не знает, поскольку его приятель и коллега Кевин О’Мэлли скрыл ото всех, что Мейсон пришёл в себя в больнице. Под «классическим» именем Джона Доу его поместили в научный медицинский центр, где Сторм провёл целых семь лет в коме. Но в 1990 году вновь началась борьба с мафией и Трентом, который стал, как он этого и хотел, сенатором.В общем-то, фантастический поворот сюжета не вносит особого разнообразия в заурядный боевик, который по названию отчасти напоминает Die Hard, и его тоже можно было бы перевести как «Крепкий орешек». Но в отличие от картины Джона МакТирнена, лента Брюса Мэлмата угадываема на несколько ходов вперёд, не увлекает динамичным, круто разворачивающимся действием, не заставляет столь же неотрывно следить за схваткой героя с превосходящими силами преступников, не вызывает переживаний, а тем более — беспокойства за его судьбу.Очень плохо играет главную роль мастер айкидо Стивен Сегал, который пришёл на смену всё-таки постаревшему Чаку Норрису и оказался даже более амбициозным, чем он. На удивление, и Сегала, и Мэлмата (ранее он снял фильм «Ночные ястребы» с Сильвестром Сталлоне) ждал уж точно непредсказуемый большой успех в прокате. Может быть, дело в том, что этот специалист по восточным единоборствам внешне привлекательнее Норриса и очаровал не только подростков, но также и женскую аудиторию в США.1990


Поиск по названию