Сломанная стрела

Гонконгский режиссёр Джон Ву снял свою вторую картину в Голливуде и добился вдвое большего успеха по сравнению с результатами «Трудной мишени», поставленной двумя годами ранее. Ву может гордиться ещё и тем, что до него ни один из китайцев никогда не добивался подобных показателей в прокате США. Надо дополнительно отметить, что Джон Ву с помощью «Сломанной стрелы» попал в избранное число «лимитчиков Голливуда», которые начали теснить местных кинодеятелей по коммерческим результатам, чего прежде в американском кино вовсе не наблюдалось, а приезжие постановщики довольствовались, в основном, культурно-кинематографическим признанием. Хотя, в принципе, нет ничего плохого в том, что лента получила широкий зрительский успех.Ву был превознесён ещё за гонгонские фильмы западными критиками, заслужил похвалу из уст таких мэтров, как Мартин Скорсезе и Оливер Стоун, сам стал культовой фигурой в среде киноманов и по наивности предполагал, что и в Голливуде ему предоставят полную свободу действий как автору жестоких и порой кровавых, но непременно эстетизированных и кинематографически изощрённых боевиков. Поэтому он остался недоволен сглаженным и очищенным вариантом «Трудной мишени», где были лишь дозволены не чересчур кровопролитные драки, погони и трюки, зато сверх меры насыщенные спецэффектами и ставшие из-за этого более искусственными. Однако Джон Ву не покинул Лос-Анджелес, а более того — начал придирчиво выбирать свой очередной проект, остановившись, в конце концов, на новом сценарии Грэма Йоста, который в 1994 году многих удивил неожиданной суперудачей придуманного им боевика «Скорость» (кстати, тоже снят «чужаком» — голландцем Яном де Бонтом).«Сломанная стрела» — в каком-то смысле продолжение «Скорости». Только теперь хитроумный террорист не подкладывает бомбу в городской автобус, который должен взорваться лишь в том случае, когда скорость окажется ниже пятидесяти миль в час. На сей раз он сам, будучи одним из пилотов американского бомбардировщика с ядерными боеголовками на борту, решает похитить их и обогатиться, шантажируя власти. Условность и выдуманность ситуации доведена уже до предела, за которым лежит область не просто авантюрного кино, а откровенно комиксового, пародийного жанра, но эта граница, тем не менее, не пересекается.И авторы «Сломанной стрелы» (название вызывает, скорее, ассоциации со всевозможными вестернами о благородных ковбоях и кровожадных индейцах) пытались изо всех сил представить свой фильм как зрелищный боевик о двух слишком заигравшихся в мужское честолюбивое соперничество персонажах, один из которых готов не только подставить друга, но и пойти на предательство отчизны. Получилось вполне по-советски («сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь») или же в духе бестолковых шпионских картин эпохи «железного занавеса» («берегись даже своего соседа — он может оказаться скрытым комми»).И вместо того, чтобы развивать абсурдно-ироническую, чёрно-юмористическую тенденцию, которая была заявлена, например, ещё в «Докторе Стрейнджлаве» Стенли Кубрика, Джон Ву в большей степени старался подладиться под современный голливудский стиль бездумного приключенческого кино, где кто-то что-то постоянно взрывает, напропалую ворует ядерные ракеты, угрожая непременно уничтожить Соединенные Штаты (что в понимании янки есть полный крах всей человеческой цивилизации).«Сломанная стрела» похожа уже на «Крепкий орешек 2» (между прочим, и его создал «лимитчик» — Ренни Харлин из Финляндии), самый «непробиваемый» (в смысле — тупой) в киноцикле и, кстати, наиболее кассовый. Пиф-паф, бух-бам, трах-тара-рам! И вся суть этими возгласами исчерпывается. Кино обнаруживает свою задержанную инфантильность, отражает подростковый комплекс неосознанного хулиганства, вызова против мира взрослых. Как говорится, трудный возраст. «Трудная мишень», «Сломанная стрела», трудно и ещё труднее!1996


Поиск по названию