Сердца тьмы: Апокалипсис кинематографиста

Элинор Коппола, жена американского режиссёра Фрэнсиса Форда Копполы, в 1976—77 годы, в течение тех 238 дней, когда на Филиппинах снималась эпопея «Апокалипсис сегодня» о войне во Вьетнаме, своей камерой запечатлела киноматериал на 60 часов проекции (!) — буквально всё, что происходило тогда на съёмочной площадке. Спустя десять лет Фэкс Бар и Джордж Хикенлупер взяли интервью у многих участников съёмок (отказался только Марлон Брандо) и смонтировали документальный фильм — кстати, одним из его продюсеров, потом номинировавшимся на премию «Эмми», был Фред Рус, верный соратник кинематографического клана Копполы на протяжении нескольких десятков лет. Но они умолчали лишь о двух годах — с 1977 по 1979-й, которые пролегли между окончанием основных съёмок и триумфом картины Копполы на фестивале в Канне. Почему же он так долго и мучительно озвучивал и монтировал её, продолжив это даже после получения «Золотой пальмовой ветви» и представив для проката иной вариант, с продлённым финалом (а позже опять вернулся к неотпускающему материалу и сделал ещё более полную версию)?!Авторы «Апокалипсиса кинематографиста», кажется, сознательно ограничили себя, рассказывая только о драматических перипетиях Фрэнсиса Форда Копполы на Филиппинах, где он пытался реконструировать индокитайскую среду, воспроизвести современный Ад на Земле, в который спускается капитан Уиллард в поисках вроде бы сошедшего с ума полковника Кёрца. Мы видим, какие неожиданные препятствия встречает на своём пути амбициозный (в хорошем смысле этого слова) постановщик, который прославился на тот момент двумя частями «Крёстного отца» и более интеллектуальным «Разговором». Он поставил на карту свою репутацию и собственные финансы, желая поразить всех «одиссеей по кругам Ада», вольно пересказывая мотивы романа «Сердце тьмы» певца «затерянных цивилизаций» Джозефа Конрада.Постепенно мы начинаем осознавать, что Коппола, который исступлённо, порой с измождением и опустошением ищет истину, глубинный смысл развёртывающихся уже как бы помимо его воли трагических событий, сам оказался в запутанном положении. Словно Уиллард, плутая в тумане и дыме пожарищ на реке Меконг, плывя вниз по течению, будто проваливаясь в бездну, он устремляется прочь от настоящего, в непроходимые джунгли Камбоджи — как в совсем иные времена, доисторическую эпоху, глухую тьму працивилизации, царство первобытных инстинктов, во владычество звериной и неуправляемой сущности человека.Вот и доведение актёра Мартина Шина, исполнителя роли капитана Уилларда, почти до невменяемого состояния — это не излишняя жестокость режиссёра, обращающегося с членами съёмочной группы как с марионетками или покорными рабами, а его собственная одержимость, неотвязное стремление истинного художника проникнуть за пределы возможного и разумного. Творец рвётся в те мрачные пропасти иррационального и подсознательного, как раз питающего могущество и неуязвимость полковника Кёрца, который стал властителем, своего рода шаманом слепо повинующихся древним ритуалам полудиких племён.От конкретики тяжёлых обстоятельств съёмок, производственных и творческих накладок, краха неосуществимых по разным причинам идей постановщика, от этого «кладбища замысла» совершается переход к мучительным раздумьям Фрэнсиса Форда Копполы о скрытой сути человеческого бытия, где есть место ужасам кровавой бойни. Битва между Добром и Злом, разумом и безумием, Дьяволом и Богом происходит, на самом-то деле, внутри каждого человека, испытывающего свой личный Апокалипсис. Вот почему очень точен подзаголовок ленты, которая перестаёт быть просто документальным свидетельством или даже искусным портретом кинематографиста в момент творчества.Фильм Бара и Хикенлупера, подтверждая догадки одних и подсказывая другим ключ к расшифровке иносказательного смысла притчи Копполы о соперничестве Тьмы и Света, о преодолении адских страниц Апокалипсиса ради обретения «Книги жизни», Благодати Господней, становится метафорическим повествованием о самом авторе и о своеобразном «Откровении Фрэнсиса», его собственном «Апокалипсисе сегодня». И теперь уже можно согласиться с окончательным решением режиссёра, который всё-таки не удовлетворился безысходной нотой своего послания и позволил капитану Уилларду, расправившемуся над полковником Кёрцом на глазах у «безмолвствующей толпы», покинуть сей кромешный Ад, презрев поклонение тех, кто в миг подчинился его воле и силе духа — и направиться назад, к сторожевому катеру на реке. Как сказано: «И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца».«Сердца тьмы: Апокалипсис кинематографиста» — редкий образец талантливого постижения судьбы и творчества деятеля искусства. Вместе с тем — самостоятельное произведение, заставляющее задуматься и что-то переоценить не только в работах этого художника, но и (что ещё важнее) собственные взгляды на мир. Картина убеждает нас в том, что каждый волен совершить своё восхождение из Ада.1993


Поиск по названию