Русский отдел

Фильм «Русский дом» австралийца Фреда Скепси, перебравшегося в начале 80-х годов в Голливуд, был недостаточно оценён в момент выхода на экран — как на Западе, так и в России, вернее, в ещё существовавшем СССР. Американцы по наивности стали предъявлять упрёки Джону Ле Карре, известному автору шпионских романов, в том числе — «Шпиона, который пришёл с мороза», который считался у нас вообще антисоветским, а также британскому сценаристу Тому Стоппарду, не менее популярному драматургу интеллектуального толка, и, естественно, постановщику картины, считая, что поведанная ими история уже не соответствует эпохе перестройки и гласности.Бартоломью Скотт Блэр, английский издатель из русского отдела, будучи в прошлом связанным с британской разведкой, в частности, тоже с её русским отделом (поэтому название ленты может быть переведено и так — «Русский отдел»), соглашается исполнить последнюю миссию и встретиться в Москве с неким физиком-диссидентом, который должен передать для издания на Западе свою рукопись, раскрывающую большие секреты. Но главный герой, отнюдь не случайно сыгранный именно Шоном Коннери, «бывшим Джеймсом Бондом», с головой погружается в любовный роман с русской молодой женщиной Катей Орловой (в этой роли — американка Мишель Пфайфер), которая должна была выступить в качестве обычной посредницы. Он стремится вывезти её из СССР, чтобы создать новую семью и оживить свой одинокий очаг где-то на вилле в Испании (забавно, что в этой стране находится основная семейная резиденция самого Коннери). Мечта о доме и нормальной жизни, а отнюдь не политические страсти, также владеет и Катей.Вот почему типичный шпионский фильм оказывается чистейшей слезы мелодрамой, которая подчас игнорирует острую интригу приключенческого триллера. Оба героя — и англичанин, и русская — желают навсегда вырваться из-под колпака государственных систем и подавляющих институтов власти, чтобы обрести, наконец-то, надёжную крышу своего собственного дома-крепости, который должен быть неподвластен вмешательству извне. Однако в начале 90-х годов эта идея была встречена, скорее, с вежливым недоумением. А жаль!1991


Поиск по названию