Розенкранц и Гильденштерн мертвы

В конце 60-х годов дерзкая пьеса «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» молодого английского драматурга Тома Стоппарда наделала много шуму, превратив Розенкранца и Гильденстерна, второстепенных персонажей «Гамлета», уже в главных действующих лиц какого-то в большей степени абсурдистского сценического произведения — словно это самое знаменитое сочинение Уильяма Шекспира вздумал пересказать на свой лад Сэмьюэл Беккет, автор «В ожидании Годо».Но когда в 1990 году сам Стоппард решил дебютировать в кинорежиссуре и экранизировать собственную давнюю пьесу, предоставив возможность успевшим зарекомендовать себя британским актёрам Гэри Олдмену и Тиму Роту виртуозно и даже с постмодернистским шиком сыграть заглавных «героев поневоле», он, пожалуй, неожиданно для своих поклонников постарался придать изначально ёрнической истории приметы вполне классической трагедии. Герои за минувшие века действительно измельчали и опошлились, но ведь и нынешнее время — отнюдь не гамлетово, а поистине розенкранцево и гильденстерново. И прежде повисавший в воздухе риторический вопрос «Что ему Гекуба?» в одном из монологов Гамлета теперь модифицировался в один из тех безответных возгласов, который может быть адресован какими-нибудь новыми Розенкранцем и Гильденстерном уже по отношению к нему самому: «А что нам Гамлет?».2000


Поиск по названию