Пятый элемент

Иногда полезно посмотреть популярный фильм с опозданием — и обнаружить, что он несколько иной, нежели его многие прежде преподносили. О самом дорогостоящем и амбициозном французском кинопроекте (бюджет — $90 млн.) «Пятый элемент» твердили, что это — чуть ли не романтическая сказка для взрослых, оснащённая потрясающими спецэффектами (но во время выдвижения претендентов на премию «Оскар» вспомнили лишь о звуковых эффектах). Или же фантастическая антиутопия с действием, отнесённым в XXIII век, которая старательно подражает предыдущим образцам данного жанра — начиная от «Метрополиса» и кончая лентами «Бразилия» и «12 обезьян» (в последней, кстати, тоже был занят Брюс Уиллис). Но наряду с «Подземкой», снятой ровно за 12 лет (что соответствует восточному циклу) до «Пятого элемента», это поистине два самых «прикольных» и «стёбных» произведения Люка Бессона, которые, антологизируя криминальные или фантастические картины, как правило, американского производства, высмеивают в лёгкой пародийной форме узнаваемые ситуации, характеры и даже отдельные характерные словечки или кадры.Однако «Пятый элемент» (в нём можно насчитать немало киноцитатных каламбуров — чего стóит самая потрясающая сцена в межгалактическом оперном театре!) не переходит опрометчиво ту грань, которая отделяет от язвительной сатиры и явной пародии, уже рассчитанной не на широкую публику, а на всё-таки культово-жанровую и синефильскую (как произошло в случае с фильмом «Марс атакует!» Тима Бёртона). Главное же — любовная линия между звездолётчиком-таксистом Корбеном Далласом и внеземной девушкой Лилу (она персонифицирует тот самый Пятый элемент, который неизвестно как следует применить вместе с четырьмя камнями, символизирующими основные стихии, для того чтобы противостоять Злу) преподана в весьма ироничном ключе и с лукавой улыбкой. И, право же, грешно приписывать Люку Бессону так и не преодолённые им юношеские мечтания о платоническом идеале, которые он начал заносить в свой бесконечный сценарий где-то ещё в возрасте шестнадцати лет. Это такая же ловко удавшаяся шутка или рекламный ход, как и атмосфера суперсекретности вокруг съёмок «Пятого элемента». Кстати, кажется, никто не отметил, что в творчестве французского режиссёра действительно уже были «отыграны» первые четыре элемента: воздух после ядерной войны в «Последнем поединке», земля с точки зрения современного мегаполиса в «Подземке», вода в ленте о ныряльщиках «Голубая бездна», огонь выстрелов и взрывов сразу в двух картинах «Никита» и «Леон». В последней из них после цензурных сокращений остался лишь намёк на вероятность любви между человечным убийцей и девочкой.А в «Пятом элементе», где в какой-то степени сохраняется тот же расклад основных героев, этот мелодраматический мотив, наконец, развёртывается в полной мере, но звучит будто изысканная оперная ария из «Лючии Ди Ламмермур» Гаэтано Доницетти, естественно переходя в заводную поп-мелодию Эрика Серра. Ох, уж эта любовь! Разумеется, это банальность — «любовь, как пятый элемент, спасёт человечество от уничтожения». Всё зависит от того, как это сказать: со сдержанным интеллигентным всхлипом или постмодернистски уморительно вывёртывая всё наизнанку, включая три самых простых слова «Я тебя люблю».1998


Поиск по названию