Прощай, моя наложница

Современная кинематографическая мода на экзотику и естественные, неукрощённые страсти, находящиеся в противоречии с западными правилами приличия, ярко проявилась как в австралийском фильме «Фортепиано», так и в китайской ленте «Прощай, моя наложница» — и они закономерно поделили главную премию фестиваля в Канне в 1993 году. Знаменательно и то, что картина Чэнь Кайгэ была создана кинематографистами КНР и Гонконга, которые шли во второй половине XX века по разным путям развития китайской нации и культуры. Сейчас представители двух ветвей древней культуры пытаются преодолеть последствия краха былых ценностей и губительного воздействия революционных событий прошлого, в том числе и «культурной революции», на все сферы жизни и духовное самосознание народа. Кстати, Чэнь Кайгэ, один из лидеров нового китайского кино, тоже пострадал в годы гонений на работников искусства и находился в течение ряда лет на рубеже 60—70-х в деревне на «исправительных работах».Его фильм не может не поразить богатством изобразительной культуры, искусством пения и хореографии Востока (главные герои — исполнители из  Пекинской оперы, которые несколько десятилетий в любой политической обстановке играют в одной и той же классической постановке «Прощай, моя наложница»), а также тонкостью и деликатностью психологических нюансов в анализе взаимоотношений в нетрадиционном любовном треугольнике. Дуань Сяолоу любит проститутку Цзюсянь, а Чэн Дьеи ревнует его к ней, кроме того, считая, что партнёр по сцене губит себя в этой греховной связи и изменяет самому искусству. Дуань Сяолоу, в свою очередь, обвиняет друга-актёра в том, что он теряет ощущение грани между иллюзией и реальностью, полностью перевоплощаясь в собственную героиню-наложницу.Несмотря на то, что с формальной точки зрения эта лента великолепна, её философско-политический подтекст, в частности, концепция человека-песчинки в водовороте Истории, бессильного перед роком-кукловодом, кажется в лучшем случае позаимствованной из «Последнего императора» Бернардо Бертолуччи, который тоже поведал о временах распада многовековой китайской империи. А в худшем варианте — эта идея выражена Чэнь Кайгэ всё-таки не без декларативности.1994


Поиск по названию