Прирожденные убийцы

Режиссёр Оливер Стоун сотворил изощрённую по монтажу, зрелищную криминальную феерию на основе сценария Квентина Тарантино, нового enfant terrible американского кино, правда, осудившего переделки, которые осуществил во время съёмок его более старший коллега. Тарантино даже настаивал на том, чтобы из титров изъяли его фамилию, хотя не исключено, что это — типичная рекламная уловка, так как молодой, но уже знаменитый (особенно после триумфа в Канне ленты «Криминальное чтиво») постановщик как ни в чём не бывало прибыл в Венецию, где фильм Стоуна получил специальный приз.Всё в итоге обошлось без скандала, хотя он уже вызревал в недрах консервативного общественного мнения, склонного распространение жестокости и насилия в реальности приписывать дурному влиянию кинематографа. Знаменательно, что под удары ревнителей нравственности в США и, прежде всего, в Европе, где «Прирождённых убийц» даже пытались запретить в ряде стран, подставился именно Оливер Стоун, а не Квентин Тарантино со своим «Криминальным чтивом», многие сцены из которого воспринимались публикой с так ли уж неожиданным хохотом. Может быть, неофит в режиссуре, на самом-то деле, был прав, упрекая поднаторевшего кинодеятеля в том, что тот исказил замысел, превратив «гангстерскую феньку» в социальную сатиру.Стоун, который неоднократно провоцировал общественный резонанс вокруг собственных произведений (от «Сальвадора» и «Взвода» до «Дж. Ф. К»), критикуя всё-таки со здоровых консервативных позиций недостатки американского общества, политику правительства и поведение отдельных граждан на Уолл-стрит или в джунглях Вьетнама и Сальвадора, остался верен себе и в «Прирождённых убийцах». Он не мог избежать искуса язвительной идеологической атаки на телевидение и средства массовой информации, на всю индустрию оболванивания масс, навязчивого ежедневного внушения культа насилия и равнодушного отношения к смерти.Оливер Стоун выстроил действительно причудливую киномозаику, увязывая в единое целое то, что происходит с выдуманными убийцами (но влюблённая парочка Микки и Мэлори может напомнить многих реальных преступников), и те зрелища, а также беспрерывный поток информации, который обрушивается на головы людей чуть ли не во всём мире. Однако ввязываясь в своеобразную драку, поверив в то, что фикция по-настоящему воздействует на умы и поведение сограждан, этот режиссёр закономерно получил в ответ по заслугам возвращённое ему бумерангом негодование. А вот Тарантино в «Криминальном чтиве» принципиально остался и вне идеологии, и вне споров об эстетическом отношении искусства к действительности. Может, поэтому он добился невероятного зрительского успеха, который превысил стоуновский более чем вдвое, хотя изначально находился в очень невыигрышной позиции, поскольку фильм «Прирождённые убийцы» вышел в прокат США на семь недель раньше «Криминального чтива».1994


Поиск по названию