Прах времен

Ещё за шесть лет до всемирного успеха фильма «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» Ан Ли, выходца с Тайваня, а тем более — до историко-романтических саг «Герой» и «Дом летающих кинжалов» Чжан Имоу, режиссёра из КНР, сделал во вроде бы том же жанре, однако весьма изысканную ленту «Прах времени» гонконгский постановщик Вон Карвай. И она представляется более европеизированной, интеллектуальной, экзистенциально-философской по своей сути. Вот почему и довольствовалась лишь премией в Венеции, вручённой оператору-австралийцу Кристоферу Дойлу, который тогда постоянно сотрудничал с Вон Карваем, да ещё привлекла внимание отдельных киноманов в разных странах мира.В картине «Прах времени» действие сознательно хаотично, перепутано, распадается на множащиеся отражения, мелькающие, как в «потоке сознания» или же в последний миг жизни человека, когда перед его мысленным взором, кажется, должны пронестись образы гаснущей памяти. Но что интересно — гонконгский режиссёр и в заданных рамках историко-приключенческого фильма о восточных боевых искусствах (кстати, его настоящее китайское название — «С Востока — ересь, с Запада — зараза») умудряется сделать именно главной негромко порой звучащую, однако всё явственнее слышимую мелодию так и нерастраченных чувств, недовысказанных признаний в любви. И основной носительницей прекрасного начала, своего рода недостижимым идеалом, «гением чистой красоты» оказывается актриса Мэгги Чун, чья роль обозначена в титрах просто и исчерпывающе — Женщина. Её немножко наивное, доверчивое, беззащитное лицо в первых лентах Вон Карвая — «Пока высыхают слёзы» и «Дни шальной жизни», предстаёт в «Прахе времени» фатально, губительно, можно сказать — экзистенциально красивым.2000


Поиск по названию