Правила виноделов

Талант — это всегда исключение из правила, выход за пределы чего-то среднего, называемого нормой. В этом фильме, новым правилом которого является примерно такая фраза: «Правила должны нарушаться, чтобы можно было всё исправить», своеобразным нарушителем экранного спокойствия, человеком, существующим помимо общепринятых норм, оказывается лишь герой Майкла Кейна, а также сам актёр, поскольку играет на абсолютно ином уровне, нежели остальные исполнители.Любопытно, что писателю Джону Эрвингу, который решил самостоятельно адаптировать свой роман для экрана (за что и был отмечен несколькими премиями, включая «Оскар»), пришлось, в основном, оправдываться за «неполиткорректное поведение» лишь одного персонажа — доктора Уилбёра Ларча, который в 40-е годы делал аборты девушкам и женщинам, если в том была особая необходимость, а ещё потчевал себя эфиром, пока не умер от случайной передозировки. И этот престарелый ловелас, по-прежнему заигрывающий с медсёстрами, куда больше значил для воспитания детей в сиротском приюте Сейнт-Клауд (дословно — «Святое облако» или вообще «Святой покров»), для кого он был как единый отец, наставник и сам Господь Бог, вольный давать им имена, буквально из ничего творить заслуженную биографию для своего любимца Гомера Уэллса и называть всех «принцами Мейна и королями Новой Англии».Пожалуй, мало кто, кроме Майкла Кейна, смог бы так же естественно и просто исполнить миссию словно сошедшего с небес демиурга, который кажется живее и полнокровнее, чем все родившиеся на грешной земле. Этот британский актёр переиграл в кино немало бонвиванов и авантюристов, мошенников и жуиров, но дважды заслужил «Оскары» за более драматические роли: в лентах «Ханна и её сёстры» Вуди Аллена и «Правила виноделов» Лассе Халльстрёма. Кстати, упомянутый шведский режиссёр, который был приглашён в Голливуд после успеха своей трогательно-забавной картины «Моя собачья жизнь» о мальчишеской поре взросления, научился хорошо работать с американскими исполнителями — от ветеранов кино Дэнни Айелло и Джины Роулендс в фильме «Ещё кружок» (1991) до Джонни Деппа и совсем юного Леонардо Ди Каприо в ленте «Что гложет Гилберта Грейпа?» (1993). Хотя поначалу он не поладил с капризной Шер на съёмках «Русалок» (1990), тогда сменившей, кажется, трёх постановщиков. А в «Правилах виноделов» Халльстрём позволил Кейну блеснуть европейским утончённым и одновременно как бы беспечным классом игры, за чем скрыта подлинная глубина и дотошная вживаемость в образ.Но как только из кадра исчезает герой Майкла Кейна, картина приобретает типично американский пафос реалистического и назидательного повествования о том, что не надо влюбляться в девушек, которые изменяют женихам, воюющим на фронте; не следует даже афроамериканским отцам спать со своими дочерьми; а главное — не стоит юношам покидать родной дом, пусть таковым является сиротский приют. Разумеется, молодой Гомер вернётся туда после смерти доктора Ларча, чтобы заменить его на посту врача и детского наставника. Однако величественное имя этого юного героя и его преисполненность своим нравственным долгом по отношению к сиротам, к коим и он сам принадлежит, всё равно не позволят занять то исключительное положение, где благодушно и миролюбиво царствовал в Сейнт-Клауде вроде бы обычный человек, совсем не замечавший на себе Святого Покрова.2000


Поиск по названию