Похороны

Американский режиссёр Абел Феррара отнюдь не в первый раз обратился к жанру гангстерско-криминальной драмы — на счету этого постановщика и ранняя «Китаянка», и картина среднего периода «Король Нью-Йорка», изысканная по изобразительному решению. Но в своём позднем творчестве — в частности, в ленте «Похороны» — Феррара экспериментирует, прежде всего, с композиционным построением, а также переосмысливает исключительно в собственной манере устойчивые каноны гангстерского кино, вроде бы давно уже нарушенные (вначале был «Крёстный отец» Фрэнсиса Форда Копполы, затем «Однажды в Америке» Серджо Леоне, ещё через десятилетие — «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино).Абел Феррара, тоже итальянец по происхождению, находит свой ракурс для ретро-рассказа о гангстерах конца 30-х годов и о попытке непременного сохранения кодекса чести семейного клана Темпио, который на самом деле подточен изнутри, чтобы не сказать — подвергся тлену. И фирменно двойственный для режиссёра финал, когда можно, записав фильм на видеокассету, упрямо прокручивать его вновь и вновь, силясь понять, причастен ли Чез Темпио, герой Криса Пенна (кстати, актёр был заслуженно отмечен премией на фестивале в Венеции), к убийству своего брата Рея является, в принципе, типичной ферраровской «обманкой».Если Тарантино вбил последний гвоздь в крышку гроба, в котором упокоился гангстерский жанр, то другой богохульник Феррара устроил для него скорбные похороны. Тем знаменательнее, что на упомянутом киносмотре в Венеции лента «Похороны» заслужила приз экуменического жюри, которое смогло углядеть в ней наличие христианской морали. Правда, в интерпретации Абела Феррары одна из библейских заповедей должна была бы звучать примерно так: «Не убий, чтобы не быть самому похороненным».1997


Поиск по названию