Портрет леди

Эту ленту назвали одним из главных разочарований сезона 1996—1997 годов, наверно, из-за того, что очень многого ждали от новозеландки Джейн Кэмпион, которая прославилась фильмом «Фортепиано» (обычно переводят неточно как «Пианино»), имевшим и художественный, и коммерческий успех. Интерес к её новому проекту подогревался также по той причине, что Кэмпион обратилась к роману Генри Джеймса, которого часто экранизируют, но редко кому удаётся перевести на язык кино без ущерба для восприятия его литературную манеру письма.Конечно же, после выхода картины на постановщицу набросились, прежде всего, ревнители неукоснительного следования классике, хотя наиболее оригинальным (разумеется, не бесспорным) было стремление Кэмпион осовременить более чем вековой давности историю любви и замужества американки Изабель Арчер. Необычен пролог до титров, снятый с участием современных девушек из Сиднея; неожиданно включение «фильма в фильме» в эпизоде путешествий героини по миру (как известно, в 70-е годы XIX века кино ещё не существовало!); запоминается порой странное использование разных кинематографических ухищрений и визуальных эффектов — кстати, «Портрет леди», как и «Фортепиано», снимал искусный оператор Стюарт Драйбёрг.Однако самыми лучшими сценами этой очень неровной ленты оказались эпизоды с Джоном Малковичем (пусть он и более демоничен в роли Гилберта Десмонда, безгранично отрицателен, нежели у Джеймса) и большинство моментов с участием Николь Кидман. Тогда воспринимаемая многими лишь в облике миссис Том Круз, она проявила себя как неплохая актриса, играя молодую леди, которая отказывается от ряда выгодных партий, жаждет познать мир, а в результате превращается почти в заложницу в доме своего умного и властного мужа.Американские критики упрекали Джейн Кэмпион ещё и за то, что она не избежала феминистского влияния, представляя главную героиню не только как жертву мужского сексуально-артистического воздействия (так у Джеймса), но и в качестве садомазохистки, слепо подчиняющейся диктату супруга. А вырвавшись, наконец-то, из плена, Изабель избегает новых притязаний мужчин и предпочитает остаться одна — буквально застывает в стоп-кадре, стоя в нерешительности на пороге дома. Но ведь и в «Фортепиано» был тот же конфликт женщины между её страстями и верностью брачным узам, а намеренно двусмысленный символически-сюрреалистический финал тоже оставлял в неведении: избавилась ли героиня от связывающих пут — неважно, в реальности или в своей мучающей фантазии.1997


Поиск по названию