Покажи мне любовь

Эта лента о скуке провинциальной жизни в заштатном шведском городишке Омоль (на полпути между Гётеборгом и Стокгольмом) и тяге друг к другу двух юных школьниц вызвала зрительский ажиотаж не только в Швеции, но и в соседних странах — Норвегии и Финляндии. При небольшом бюджете примерно в 1,5 млн. долларов она собрала в десять раз больше и получила массу призов. Поэтому можно заранее настроиться на восприятие чуть ли не суперхита или же, напротив, затаить очень большое сомнение, что превознесённый фильм вообще заслуживает особого внимания — мало ли мы видели расхваленных шедевров молодых режиссёров, которые на поверку оказывались слепыми и беспомощными подражаниями давно признанным образцам мирового кино. Однако в случае с «Грёбаным Омолем» (международное название «Покажи мне любовь», появившееся в честь финальной одноимённой песни в исполнении тоже юной, 17-летней шведской певицы Робин, пожалуй, важнее и многозначнее по смыслу) всё обстоит иначе.Дебют 29-летнего сценариста и постановщика Лукаса Модиссона (произношение его фамилии на английский лад — Мудиссон — всё-таки неверно), прежде всего, естествен, непосредствен, свеж и наполнен стёбно-грубым, но одновременно жизнетворным юмором. А главное — житейски убедителен и узнаваем не только для обитателей такой казавшейся нам со стороны благополучной Швеции да и всей Скандинавии. Тупость, однообразность и бесперспективность провинциального существования — это то, что может роднить совершенно непохожих обывателей разного возраста от задрипанной российской глубинки (например, вампиловского Чулимска) до какого-нибудь очередного американского Твин Пикса.Подростки, в отличие от смирившихся и просто привыкших ко всему взрослых, ещё пытаются бунтовать, рвутся куда-то за пределы надоевшего пристанища, безобразно и дико проводят своё младое, на короткий срок отпущенное время. Но уже через десяток лет закончат жизнь трагически или тихо успокоятся в занудной семейной рутине, с изумлением, непониманием и страхом взирая на выходки собственных, вдруг вышедших из повиновения детей. Одна из принципиальных сцен картины Модиссона — попытка спокойного, выдержанного и доверительного разговора отца 16-летней Агнес (кстати, актёр Ральф Карлссон номинировался на премию Шведской киноакадемии, но не получил её) со своей дочерью. Девчонка мучается из-за невнимания и даже презрения сверстников, хочет любить и быть любимой именно сейчас, а не 25 лет спустя, к чему призывает её вполне терпеливый и заботливый папаша, вспоминая, что и он вовсе не был любим и счастлив четверть века назад.Возможно, что молодой автор даже не имел в виду шведский суперхит начала 70-х годов — замечательный фильм «Любовная история» Роя Андерссона, романтическую подростковую мелодраму, которая, вместе с тем, была остросатирическим портретом равнодушной, пошлой и циничной жизни провинциальной Швеции якобы в момент экономического и духовного процветания благоденствующей нации. Но насмотренный зритель всё равно обязан соотнести две эти работы, отделённые друг от друга 28-ю годами. А также должен вспомнить жёсткий, откровенный, нервный, но непостижимо нежный и прекрасный «Остров детей» Кая Поллака, который был создан в 1980 году. Наконец, не стоит забывать про одновременно драматичный и деликатный фильм «Моя собачья жизнь» Лассе Халльстрёма, снятый в 1985 году.Все эти примеры свидетельствуют в пользу того, что «Грёбаный Омоль» (как бы ни была лента сама по себе примечательна и даже великолепна) находится в точном национальном киноконтексте — и именно это позволяет отнестись к ней не только с точки зрения эффектной прикольной комедии с выражениями, звучащими в русском аналоге так: «Ну, блин, типа ваще!». И воспринимать отнюдь не с ныне модной позиции однополой любви — ведь Агнес влюблена в Элин, и та, преодолев вполне понятную неприязнь и злые насмешки подружек и старшей сестры, кажется, готова гордо и независимо, как и в предфинальном торжествующем проходе по школьному коридору, заявить о своих нескрываемых чувствах вовсе не к парню, а к девушке.Ещё раньше (да и по столь необходимому финалу, который не лишён здоровой иронии обеих героинь по отношению к себе) можно было предположить, что дело совсем не в том, кто кого любит и представителя какого пола, а в желании и способности любить хоть кого-то, в терпении и умении дождаться взаимности даже тогда, когда всё уже безнадёжно. Лозунг «Покажи мне любовь» звучит, возможно, чуть коряво, а этически несколько предосудительно: не надо понуждать любящего человека постоянно выказывать и демонстрировать тебе свою любовь. Однако в качестве афористического европейского ответа на популярную заокеанскую присказку «Покажи мне деньги» из фильма «Джерри Магуайр» (хотя и там не обошлось без «ста пудов любви») годится как нельзя кстати.Тем более что и с деньгами у коммерчески успешной картины Лукаса Модиссона всё оказалось OK! Её назвали «шведским Титаником», а в Норвегии она обошла по сборам американские ленты «Влюблённый Шекспир» и «Все без ума от Мэри». Вот вам и пресловутая «шведская любовь», о которой, как говорят, сами шведы почти не слыхивали!1999


Поиск по названию