Плутовство

Весной 1999 года различные телекомментаторы пытались выдать выпущенный за год с лишним до этого американский фильм «Хвост виляет собакой» (в нашем прокате был под не очень-то удачным названием «Плутовство») как вдвойне пророческий. Что он не только заранее предсказал громкий скандал вокруг сексуальных похождений Билла Клинтона, тогдашнего президента США, но и фактически предрёк войну на Балканах. Правда, как-то походя упускалось из виду, что в названной ленте речь шла о вооружённом конфликте с Албанией, а не с Югославией, а во-вторых (что даже существеннее), всё там оказалось в итоге лишь инсценированным виртуальным фарсом, который был запущен средствами массовой информации ради отвлечения людей от обсуждения морального облика главы американского государства. И чересчур заигравшийся голливудский продюсер Стенли Мотсс в исполнении Дастина Хофмана должен был неизбежно стать «козлом отпущения» в куда более изощрённой игре больших политиков.А вот последующее стремление представить деятелей Белого дома из Вашингтона и их союзников в штаб-квартире НАТО в Брюсселе как своеобразных подростков, которые, насмотревшись кино, потом запросто решили применить неадекватно усвоенное уже в реальной жизни, превращало идеологов «гуманитарной акции» в защиту косовских албанцев с помощью ведения настоящих военных действий против властей Белграда в неких совсем наивных и глупых людей.На самом-то деле, история эта давняя, как мир. Влияет ли искусство на действительность в хорошем или отрицательном смысле? Меняет ли что-нибудь в самосознании человечества в ту или иную сторону? Может ли вторичное вообще быть первичным? Одним словом, виляет ли хвост собакой, а были ли яйца раньше курицы? Но любое обобщение обманчиво, и в каждом конкретном случае не столь уж очевидно и уверенно можно сказать, что психологические «мыслеформы», которые носились в воздухе и материализовались раньше всего в отдельных творениях мастеров экрана, следует моментально признать в качестве чуть ли не пособия и руководства к действию (что, кстати, больше соответствует как раз большевистскому пониманию мира, подлежащего отнюдь не объяснению, а изменению).Если уж судить о вероятностном заимствовании политиками кинематографических образов, как, например, отвлекающего манёвра с выдуманной войной в Албании, то нельзя всё же не признать, что в исторической реальности персонажи оказались не так щедры на выдумку, а порой словно предпринимали всё для того, чтобы добиться прямо противоположного результата. Хотя и в этой драматической ситуации вдруг обнаруживалась (как ни цинично сие прозвучит!) какая-то «киношная» или будто в ребячьей игре в войну забавная подоплёка, когда противоборствующие стороны в Югославии превозносили свои успехи и отрицали потери, а конфликт с бомбёжками и человеческими жертвами поневоле начинал выглядеть мастерски отрепетированным ради далеко простирающегося замысла.Авторы фильма «Хвост виляет собакой», в первую очередь, угадали то, что современная война, ведущаяся при помощи супертехники, производит виртуальное впечатление — как очередная компьютерная игра в «стрелялку», а её подлинное изображение, переданное по всем телеканалам, вполне может сойти за «инсценированную картинку». Всё перемешалось в сознании людей, которые чаще чувствуют себя зрителями реальности, а не её участниками. И собака поистине уже не ведает, что творит её хвост!1999


Поиск по названию