Первый рыцарь

Поразительна метаморфоза, случившаяся с Джерри Зукером, пересмешником из Кентукки, который хоть и пошёл в кино своим путём после распада трио кинопародистов ZAZ (братья Зукер и Джим Эбрахамс), но всё же продолжал экономически поддерживать связь с младшим братом Дэвидом, создав фирму Zucker Brothers. Именно она породила на свет очередную (кто знает — какую по счёту!) версию полувыдуманных событий английской истории XIII века о короле Артуре, городе Камелоте, рыцарях Круглого Стола и о самом славном из них — Ланселоте Озёрном, который был предан собственному королю, пока, к несчастью, не влюбился в молодую королеву Гиневру.«Первый рыцарь», снятый в середине 90-х годов, поневоле кажется неоконсервативным ответом, например, на легкомысленный по идее и исполнению фильм 60-х годов — мюзикл «Камелот», который явно соотносился с тогдашней эпохой «детей цветов» и «свободной любви». Но дело не только в том, что король Артур и Ланселот значительно старше в варианте Джерри Зукера. 65-летний Шон Коннери, поспешно объявленный некоторыми американскими критиками в качестве идеального исполнителя роли Артура, был бы идеальнее почти за 30 лет до этого (между прочим, Ричард Хэррис в «Камелоте» даже похож на молодого Коннери). А Ричард Гир, который стал, по мнению многих, жертвой неудачного подбора актёров, всё-таки не без умысла был приглашён ровесником-режиссёром, тоже отметившим своё 45-летие во время съёмок.Джерри Зукер, с возрастом будто разучившись шутить и даже опрометчиво подставляясь новым зубоскалам в качестве объекта для хохм, довольно нудно и без фантазий рассказывает всем знакомый сюжет. Он немного оживляется лишь во второй половине действия — в сценах походов, ночной битвы и в самом финале, когда Ланселот подхватывает знаменитый меч Экскалибур, выпавший из рук смертельно раненного короля Артура. Получилось типично американское политкорректное кино о том, что не надо уводить жён от собственных королей и опускаться на колени даже перед самым могущественным и коварным соперником. Но эта дорогостоящая картина (бюджет — $75 млн.) провалилась в кинотеатрах США, поправив дела только в мировом прокате.1995


Поиск по названию