Парни не плачут

Малобюджетный ($2 млн.) дебютный фильм 31-летней Кимберли Пирс (сначала она сняла короткометражку об этом) рассказывает о действительно существовавшей 21-летней девушке по имени Тина Брэндон. В 1993 году она, очень коротко постригшись, туго обмотав свои груди бинтами и засунув резиновый член в джинсы, стала искусно выдавать себя за парня по имени Брэндон Тина, мечтала сделать операцию по смене пола, но в результате оказалась жертвой мужской ненависти.Провинциальная драма о скуке и безвыходности существования на задворках Америки, воспринимаясь почти как хроника, всё-таки оставляет в некотором недоумении по поводу неразрешимой загадки: кем же была / был Тина Брэндон / Брэндон Тина и что ею / им на самом деле владело — выверт доселе нереализованной юной эротической фантазии, мучительный прорыв к иной половой сущности или вполне понятное человеческое стремление к любви?! И хотя этот персонаж способен вызвать у ряда зрителей определённое раздражение, неприятие и отторжение (что может распространиться на ленту в целом), всё-таки насущная необходимость пристальнее взглянуть на фон действия и тех, кто находится рядом с «абсолютно другим», позволяет в какой-то степени догадаться, о чём пытается поведать автор.Знаменательно, что картина «Парни не плачут» особую обиду и даже намерение с помощью суда отомстить создателям вызвала у людей, которые лично знали Тину Брэндон / Брэндона Тину. В подобных случаях практически никогда нельзя угодить участникам и очевидцам событий, обычно недовольным несоблюдением мелких фактов или же общей трактовкой случившегося. А в фильме Кимберли Пирс, помимо неизбежного феминистского пафоса, который оскорбительно воспринимается не только сексуальными ортодоксами, но и либерально настроенными геями, временами чувствуется довольно резкая и нелицеприятная критика беспросветного образа жизни одноэтажной Америки, всех этих затерянных на широком пространстве бесчисленных субурбий, а по-нашему — предместий или посёлков городского типа. В какой-то момент вдруг ловишь себя на странном ощущении, что и для жительницы отечественного Н-ска (если ей внезапно ударит в голову идея нарядиться парнем, а потом и вовсе изменить якобы не ту природу, ошибочно доставшуюся с рождения) это тоже могло бы стать дерзким вызовом, бесшабашным поводом хоть что-то перевернуть вверх тормашками в опротивевшем до рвоты мире.Вечно пьяные молодые мужики из ленты «Парни не плачут», постоянно ищущие приключений и готовые подраться с кем угодно, насилуют, избивают, а затем и убивают Брэндона / Тину не из одних лишь мужских шовинистических причин, но ещё и потому, что будто нутром чуют в нём / ней бессознательного бунтаря против столь отупляющего животного существования. Разумеются, они считают его / её уродом, извращенцем, выродком рода человеческого. Хотя, по сути, сами являются таковыми. И картина Пирс, если разобраться, именно о них, а не о несчастной искательнице сексуальной идентичности.В этом плане современный фильм «Парни не плачут» совершенно непохож, например, на телевизионную ленту 1984 года «Вторая подача», в которой Ванесса Редгрейв (в отличие от просто старательной Хилари Суэнк, вряд ли заслуженно получившей «Оскар») демонстрирует абсолютно фантастическое перевоплощение, сначала играя мужчину, а потом его женскую ипостась после проведения операции по смене пола. И именно эта поразительная трансформация является главным содержанием картины — подлинного бенефиса гениальной актрисы. А в произведении Кимберли Пирс окружающий фон поневоле оказывается значительнее героя.2000


Поиск по названию