Годзилла / Godzilla

Романтическая мелодрама "Годзилла" (Godzilla).
Режиссер - Роланд Эммерих. В ролях - Мэттью Бродерик, Жан Рено, Мария Питилло, Хэнк Азария, Кевин Данн, Майкл Лернер. США. 1998.

По улице ходила,
Большая крокодила.
Она, она, голодная была.
(с) Эммерих & Девлин

Нашему корреспонденту удалось записать секретный разговор, который незадолго до начала съемок этого фильма произошел между Роландом Эммерихом, его старым другом и соавтором Дином Девлином и художником Патриком Татопулусом. Вот этот разговор с некоторыми купюрами...

- Итак, господа, - сказал Роланд Эммерих, вертя в руках какой-то журнал, - я собрал вас с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие.

- Что случилось? - перепугался Девлин.- В Голливуде решили, что в "Дне независимости" мы нагло поиздевались над Америкой, и нас высылают в Германию?

- Да нет, - успокоил его Эммерих. - Дело не в этом. Дело в том, что нам, вероятно, таки придется снимать "Годзиллу".

- Ну вот, - скуксился Девлин. - Эту дурацкую японскую сказочку? Хонда же из нее высосал, по-моему, все, что можно. Кроме того, мы же с тобой уже отказывались над ней работать.

- Так-то оно так, - сказал Эммерих, - но я прочитал сценарий, и он мне неожиданно понравился. Точнее, сценарий - говно полное, но у меня появилась мысль, как из него сделать конфетку, ведь точного следования сценарию от нас никто не требует. А чего, давай снимем, заодно и денежки заработаем.

- Да брось ты, - продолжал кривиться Девлин. - Пускай это барахло Кэмерон снимает.

- Кэмерон хочет быть только продюсером, - объяснил Эммерих. - Ставить "Годзиллу" он не хочет.

- А Финчер? - спросил Девлин.

- Финчер после провала третьего "Чужого" сказал, что больше не притронется к фантастике. Он сейчас какой-то фильм про математиков затеял. "Семь" называется, - ответил Эммерих.

- Ну тогда хотя бы Ян Де Бонт, - сказал Девлин. - У него "Скорость" вон как хорошо пошла. Вставит движок в Годзиллу, она будет мотаться туда-сюда по Голливуду, раскачиваясь, как корова на ветру, а он пускай снимает.

- С Де Бонтом тоже накладка вышла, - сказал Эммерих. - Он после "Скорости" раскатал губу и потребовал 130 лимонов. А "Sony" согласна только на 100. По всему и выходит, что нам с тобой снимать, ведь мы же славимся как команда, которая за десять баксов снимет падение Рима на помойке в итальянском квартале.

- Так-то оно так, - согласился Девлин, - но ты же читал сценарий. Там какая-то дурацкая пародия на японскую "Годзиллу" и нашего "Кинг-Конга". А я не хочу делать пародии. Этим пускай занимаются всякие приколисты, типа Цукеров и Абрахамса. Мы же с тобой снимаем кино, полное настоящего гражданского пафоса! Чтобы каждый, кто смотрит этот фильм, подавился попкорном, встал, спел американский гимн и намочил штаны от счастья.

- Ну да, - подтвердил Эммерих. - Именно так. Пускай всякие эстеты-пидерасты орут, что мы с тобой - не Вендерс и Херцог. Зато Вендерсу и Херцогу и не снились наши кассовые сборы. Зрители, между прочим, голосуют ногами!

- И жопой! - заорал Девлин в порыве чувств. - Зрители себе все жопы отсидели на наших пафосных фильмах! Попробуй их заставить сожрать столько попкорна на Вендерсе и Херцоге!

- Вот именно, - подтвердил Эммерих. -Поэтому мы не будем снимать пародию. Мы сделаем настоящий, патриотический фильм,типа "Дня независимости" ...

На этих словах Девлин и Эммерих встали и торжественно отдали честь. Татопулус продолжал сидеть, задумчиво глядя в окно. Похоже, он вообще не слушал разговор двух друзей.

- Так вот, - продолжил Эммерих, - это будет новый "День независимости". Но только с гигантской обезьяной.

- Ящером, - поправил Девлин.

- В смысле? - опешил Эммерих.

- Годзилла - это гигантская ящерица, порожденная радиацией, - объяснил Девлин. - Оживший динозавр.

- Наплевать, - отмахнулся Эммерих. - Какая, нахрен, разница - обезьяна или ящерица? Берешь обезьяну - получается Кинг-Конг. Берешь ящерицу - получается Годзилла. Короче, я все подсчитал: съемки нам обойдутся максимум в 50 лимонов. На оставшиеся 50 мы сделаем такую рекламную компанию, что вся Америка встанет лобстером.

- Хорошая мысль, - поддакнул Девлин. - И мы ее поимеем в очередной раз, как с "Днем независимости".

- Я даже слоган уже придумал, - похвастался Эммерих. - "Размер имеет значение", - процитировал он.

Девлин скривился.

- Чего тебе не нравится? - удивился Эммерих. - Не звучит?

- Вовсе незачем делать такие скабрезные намеки, - сказал Девлин, надувшись. - И вовсе не размер важен, а как ты пользуешься вещью.

- Так я же говорю про Годзиллу, - объяснил Эммерих. - Она же будет ростом с небоскреб!

- А-а-а-а-а, - обрадовано воскликнул Девлин, - так ты это имеешь в виду? Ну тогда точно - классный слоган. А кто нам сделает эту ящерку?

- Татопулус, - сказал Эммерих, кивая на художника. - Он у меня в прошлом году гостил, так представляешь, в сортире такого динозавра нарисовал, что я пошел пописать - заодно и покакал. Лучше него никто эту ящерицу не сделает.

Татопулус хранил совершенно невозмутимое выражение лица.

- Сделаешь? - спросил его Девлин.

- Дык, - ответил Татопулус. - Только у меня будет одно требование.

- Какое? - спросил Девлин.

- Чтобы у главного героя была фамилия Татопулус, - сказал художник.

Девлин скривился.

- Слушай, - сказал он художнику. - Эммерих на главную роль наверняка своего Ван Дамма позовет. Ты представляешь этого бельгийца с фамилией Татопулус?

- Не позову, - отреагировал Эммерих. - Ван Дамм слишком зазнался. Он почему-то считает, что заработал имя на груде своих идиотских мышц и балетных па, которые имеют такое же отношение к боевым искусствам, как я к ядерной физике. Между тем, без моего "Универсального солдата" он бы до сих пор мужской стриптиз исполнял.

- Ну хорошо, - сказал Девлин. - А кого мы позовем? Опять Уилла Смита?

- Нет, - сказал Эммерих. - У меня совсем другая идея. На этот раз - никаких мускулистых парней. Главным героем будет очкарик-ученый, яйцеголовый.

- Интересно, - сказал Девлин, - и как он победит ящерку? Прирежет ее осколками от очков?

- Нифига, - ответил Эммерих. - Он победит ее силой науки. Очкарик узнает про Годзиллу какую-нибудь страшную тайну, но тупоголовые военные поднимут его на смех. И тогда он в одиночку пойдет сражаться...

- Подожди, - сказал Девлин. - Нелогично получается. Очкарик должен узнать тайну, но ему кто-то должен помогать. Девка какая-нибудь или еще кто.

- Девки надоели, - сказал Эммерих и бросил неприязненный взгляд на фотографию пышногрудой блондинки, стоящей у него на столе. - Я вообще предлагаю, чтобы девка там сделала герою какую-нибудь жуткую гадость, и ее сожрала Годзилла.

- Роланд, - возмутился Девлин, - что ты как маленький? Хочешь, чтобы бабы на наш фильм вообще не ходили? Давай сделаем так: девка герою сотворит жуткую гадость, но потом раскается и поможет ему воткнуть Годзилле пилку в глаз, или как там мы ее убьем? А потом они возьмутся за руки и пойдут навстречу закату...

- На фоне горящего камина, - подал из своего угла голос Татопулус.

- Именно! Именно на фоне горящего камина! - с вызовом сказал Девлин. - А ты что, имеешь что-то против горящего камина?

- Ни боже мой, - лениво ответил Татопулус.

- Вот и хорошо, - успокаиваясь, ответилДевлин. - А то наехал на мой камин, понимаешь... Я, между прочим, сценарий "Дня независимости" писал!

- Позвольте встать перед вами на колени, - усмехнулся Татопулус.

- Хватит спорить, горячие греческие парни, - сказал Эммерих. - Мне в "Sony" ехать, между прочим. Девлин, давай быстро пробежимся по сценарию.

- Окей, - сказал Девлин, повернувшись к Эммериху. - Значит так. Годзиллу породили ядерные испытания. Она поднялась со дна океана и приплыла в Нью-Йорк.

- Эх, - сказал Эммерих, - обожаю Нью-Йорк крушить. Ненавижу этот город.

- Я знаю, - кивнул Девлин. - Поэтому на этот раз ты разгуляешься - по полной программе. Ведь Годзилла - выше небоскреба.

- Эй, это не перебор? - усомнился Эммерих. - Ей же надо будет где-то прятаться от военных.

- Подумаешь... - отмахнулся Девлин. - Спрячется в канализации. Не маленькая.

- Постой, - сказал Эммерих, - ты же только что сказал, что она с небоскреб ростом. Как она залезет в канализацию?

- Роланд, - ответил Девлин. - Ты меня удивляешь. Возьмем да засунем ее в канализацию. Что нам стоит дом построить? Нарисуем - будем жить.

- А зрители? - спросил Эммерих.

- Зрители все схавают, - успокоил его Девлин. - Схавают и запьют кока-колой. Помнишь как ты орал, что Уилл не может сесть в летающую тарелку и сразу научиться ее водить? Тем более, что хозяева тарелки - желеобразные спруты с Венеры. А зрители все схавали. Загляни на фанатскую страничку в Интернете: эти олухи еще объясняют таким же кретинам, как они, каким образом это могло произойти. Так что не волнуйся. Годзилла будет крушить небоскребы и засовывать свою изящную головку в окошко машины. Никто и не пикнет.

- Да? - с сомнением в голосе сказал Эммерих, но спорить не стал. - Ну и что там дальше?

- Дальше Годзилла пришла в Нью-Йорк, перекрушила пару улиц и запряталась в канализации.

- Я требую активности Татопулуса, - подал голос из своего угла Татопулус.

- А ученый Татопулус, - быстро продолжил Девлин, - придумал как выманить Годзиллу наружу.

- И как? - поинтересовался Эммерих.

- Ну... - задумался Девлин. - Музыку какую-нибудь поставил. Или применил пищевое стимулирование.

- В смысле?

- В смысле, рыбки насыпал тонны две, вот Годзилла и вылезла.

- По-моему, какое-то фуфло получается, - покачал головой Эммерих. - Рыбку насыпал. Смех да и только.

- Чем фуфлей, тем лучше, - рассердился Девлин. - Первый раз, что ли? Ну что ты придираешься? Хочешь науки? Ну давай Татопулус применит метод метафорической экстраполяции гипервизионного закукливания пространства и трансгрессирует Годзиллу квадроидным способом.

- А это что значит? - раскрыл рот Эммерих.

- Рыбки около люка насыплет, говоря человеческим языком! - заорал Девлин.

- А-а-а-а-а, - дошло до Эммериха, - ну тогда все в порядке. А дальше что?

- Дальше тупоголовые военные сражаются с Годзиллой и побеждают ее, но наш ученый, проанализировав кровь животного...

- Откуда взялась ее кровь? - спросил Эммерих. - У ящерки начались месячные?

- Наоборот прекратились, - сказал Девлин. - Потому что она беременная.

- Эй, стоп, - возмутился Эммерих. - У меня бюджета не хватит на мистера Годзиллу. Давай без него обойдемся.

- Ну давай, - согласился Девлин. - Пускай она сама от себя забеременеет.

- Непорочное зачатие у ящерицы? Да ты с ума сошел! Картину в Америке вообще запретят! - заорал Эммерих.

- Да почему сразу непорочное зачатие? - успокоил его Девлин. - Просто она гермафродит. Самооплодотворилась. Такие случаи бывают.

- Точно, - подал голос Татопулус. - Я вон одну свою подружку не видел десять месяцев, так она оказалась беременой, причем, как утверждает, от меня. Не иначе самооплодотворилась, глядя на мою фотографию.

- Тьфу, какие гадости вы здесь рассказываете! - возмутился Эммерих. - Девлин, давай быстрее дальше. Мне же уезжать пора!

- Ну вот, - заторопился Девлин. - Короче, дураки военные долбают Годзиллу, но Татопулус знает, что ящерка где-то в городе отложила яички. А из них скоро вылупятся маленькие годзиллки, которые сожрут весь город нахрен. Вот он и собирается разыскать ее гнездо.

- Сам парень не справится, - решительно заявил Эммерих. - Ему надо кого-нибудь в подмогу.

- Будет, - пообещал Девлин. - Ему на подмогу приходит французское Сопротивление...

- Ой, - испугался Эммерих. - Оно-то откуда взялось?

- Неважно, - сказал Девлин. - Оно защищает Францию вдали от ее берегов. Мы Жана Рено пригласим сыграть начальника Сопротивления, после чего во Франции соберем все награды.

- Мудро, - сказал Эммерих. - А дальше?

- Дальше Рено с Татопулусом обнаруживают гнездо с яйцами под Мэдисон Сквер Гарден, оттуда вылупляются птенцы и начинается побоище. Птенцы жрут Сопротивление, а Рено с Татопулусом лупят птенцам по почкам.

- Мало патетики, - сказал Эммерих. - Чего у тебя сплошные драки? Надо что-нибудь пафосное, как в "Дне независимовсти". Чтобы все пробле... пардон, заплакали от счастья.

- Ну тогда в Мэдисон пробирается девка, которая раньше сделала подлянку Татопулусу, и ведет прямо из Мэдисона прямой репортаж, призывая шандарахнуть по зданию ядерной бомбой, чтобы уничтожить всех птенцов. Зрители в соплях захлебнутся, я тебя уверяю.

- Мудро, - согласился Эммерих. - Герои, конечно, хитрым способом покинут здание.

- Ага, - ответил Девлин. - Выпрыгнут через окно.

- А это хитрый способ? - усомнился Эммерих.

- Ну тогда выйдут через главный вход, который забит птенцами, - сказал Девлин.

- Глупо, но эффективно, - согласился Эммирих. - А дальше что? Маловато получается. Надо еще какой-то экшен.

- Тут появляется Годзилла... - продолжил Девлин...

- Подожди, - сказал Эммерих, - ее же военные грохнули.

- Да наплевать, - отмахнулся Девлин. - Она притворялась. Короче, Годзилла увидела, что всех ее птенчиков разбомбили, и давай гоняться за Татопулусом с девкой и Рено на такси!

- Подожди, - остановил его Эммерих. - Годзилла в такси точно не влезет. Это даже в Америке не схавают.

- Я не говорю, что Годзилла на такси, - объяснил Девлин. - Годзилла пешком. А на такси ездят герои.

- Понял, - сказал Эммерих. - Давай тогда такси сделаем марки "Рено". Представляешь, Жан Рено будет ездить на "Рено"! - и Эммерих затрясся от смеха.

Девлин и Татопулус мрачно смотрели на него и молчали.

- Никогда не понимал твой немецкий юмор, - сказал Девлин, когда Эммерих отсмеялся.

- Ну и пожалуйста, - сразу обиделся Эммерих. - Не хотите хорошую хохму - не надо. Чем там эта галиматья оканчивается?

- Короче, - сказал Девлин, - они Годзиллу загоняют на Бруклинский мост, и там ее шуранут ракетой.

- А почему на улицах Нью-Йорка не шуранули? - поинтересовался Эммерих.

- Промахнулись, - твердо ответил Девлин, глядя другу прямо в глаза.

- Понял, - сказал Эммерих. - Что на финал?

- Известно что, - ответил Девлин. - Жан Рено спас Францию и уезжает домой, а Татопулус с девкой идут навстречу закату на фоне пылающего камина.

- Годится, - сказал Эммерих. - Милый сюжет. Даже меня пробрало. Честно говоря, я почти заплакал.

- Я тоже, - мрачно сказал Татопулус.

- Вот видишь? - сказал Эммерих Девлину. - Даже Татопулуса пробрало. А он кроме "Бивиса и Баттхеда" вообще ничего не смотрит.

- Вот где настоящие трагедии-то, - согласился Девлин.

- Ладно, - махнул рукой Эммерих. - Похоже, все вытанцовывается. Начинай готовить рекламную кампанию.

- Подожди, - опешил Девлин, - а снимать-то когда?

- Успеем снять, - успокоил его Эммерих. - Татопулус ящерку нарисует - и снимем. Но главное - рекламная кампания. Ты, главное, сценарий доводи в мелочах. Понатыкай туда побольше всяких сцен из "Парка юрского периода", "Чужого", "Индианы Джонса" и "Микки Мауса".

- А по судам не затаскают? - усомнился Девлин.

- Да брось ты, - воскликнул Эммерих. - Это называется "цитирование". Сейчас так даже модно. Собираем картинку из заимствованных сцен, а критики писаются: ах какое удачное цитирование.

- Ну, как скажешь, - сказал Девлин. - Тебе виднее...

***

Вот так, как вы поняли, и появился этотфильм. Сценарий его НАСТОЛЬКО туп, что обогнал даже "День независимости" и "Конец света". Впрочем, этой парочке - Эммериху и Девлину - все как с гуся вода. Народ на этот отстой ходит? Ходит. Попкорн жрет? Жрет. Бабуськи в карман текут? Ясный пень, текут. Ну, значит, нас ждет "Годзилла-2", "Годзилла-3", "Годзилла против Кинг-Конга" и суперэротический сиквел "Годзилла трахнула Чебурашку".

Говоря об этом фильме, принято писать о так называемых "несравненных спецэффектах". Честно говоря, я так и не врубился, чем там восхищаются некоторые критики (впрочем, кто знает, что они думают на самом деле?). Ну да, здоровенная ящерица, показывая чудеса компьютерной графики, ходит по Нью-Йорку, разрушая небоскребы, а временами прячется в канализации. Ну да, за ней непрерывно летают современные самолеты и вертолеты (по улицам Нью-Йорка), пуляются ракетами, а Годзилла от них уворачивается. Ну да, среди всей этой суматохи ящерка ухитрилась самооплодотвориться и найти под Мэдисон Сквер Гарден небольшую ямку, объемом с Большой Каньон, в которой она отложила яички. Потом эти яички замочили и Годзиллу замочили. Но, как я уже сказал, ребята сделали ТОНКИЙ НАМЕК (чтобы даже последний дебил догадался) на то, что нас ждет продолжение неуловимых мстителей.

Честное слово, продолжение я не буду смотреть даже ради рецензии. Пошли они все в соответствующее место. Я не люблю, когда меня держат за полного кретина. Или когда снимают фильмы по сценарию, написанным человеком с коэффициентом IQ эдак примерно между шестью и семью.

Самый прикол, когда Эммерих в интервью рассуждает о "режиссерском замысле", а несчастный Жан Рено (я очень люблю этого актера, поэтому было очень больно смотреть, как ему приходилось пыжиться в этом отстое) выдавливает из себя, как тяжко ему было изображать ужас, глядя на одетого в резиновый костюм Девлина (тот временно замещал еще не нарисованную Годзиллу). Впрочем, бизнес есть бизнес, так что чему тут удивляться. Вот только к кино этот кошмар не имеет ни малейшего отношения. Я понимаю, что сейчас модно снимать фильмы для полных кретинов, но тогда пусть лучше они на кассете или на афише ставят соответствующий значок.



Поиск по названию