Отточенное лезвие

Сорокалетний американский актёр Билли Боб Торнтон, который находился на вторых ролях в кино, в миг прославился в марте 1997 года, когда получил премию «Оскар» за адаптацию собственной пьесы «Отточенное лезвие». Он прежде ставил её в театре, а также снял в 1994 году короткометражную ленту «Некоторые люди называет это отточенным лезвием», прежде чем нашёл небольшие средства (всего лишь $1 млн.), чтобы осуществить всё тот же сюжет в полнометражной версии и сыграть главную роль, за которую тоже стал номинантом приза Американской киноакадемии — жаль, что не получил!Потому что Торнтон заслуживал этот «Оскар» куда в большей степени, нежели австралиец Джефри Раш, который только внешне подражал шизофренично-эксцентричному поведению своего невыдуманного героя-пианиста в «Блеске». А исполнитель в «Отточенном лезвии» разительно преобразился не по одному лишь виду, походке и голосу — он словно вообще переродился, когда влез в шкуру некоего Карла Чайлдерса (между прочим, в корне фамилии Childers знаменательно присутствует слово Child, то есть ребёнок), который есть нечто среднее между «человеком дождя» и тёзкой-толстяком Карлом Мундом, маньяком-убийцей из «Бартона Финка». Но точнее всего, этот аризонский Форрест Гамп оказался скрещённым с техасским «ангелом смерти» Хенри («Хенри: Портрет маньяка-убийцы»).Несмотря на явную затянутость словно угасающего действия и на безусловную ожидаемость кровавой развязки, когда вышедший из психбольницы герой (туда он попал ещё двенадцатилетним, зарезав серпом собственную мать и её любовника) непременно должен вновь совершить тяжкое преступление, финал всё равно непредсказуем и тем более не соответствует запросам любителей примитивных страшилок о Джейсоне из киносериала «Пятница, 13-е» или Майке Майерсе из другого популярного цикла «Хэллоуин». Только наши глупые молодые журналисты могли посмеяться над пристрастием дебилоподобного Карла Чайлдерса к фундаменталистской церкви — он будто на самом деле является карающей рукой Господа, опуская доморощенный меч (фактически — отточенный кусок металла от ножа сенокосилки) на голову того подонка, который издевается над мальчишкой, новым другом Карла.Но невольный соучастник умертвления своего новорождённого брата (это случилось с Карлом ещё в шестилетнем возрасте) решает не мстить собственному престарелому и жалкому отцу, а выступает теперь как искупающий вину спаситель, своеобразный ловец «над пропастью во ржи», который предостерегает других детей от опасности. А ещё важнее момент возвращения героя, вновь признанного душевнобольным, в ту клинику, где он провёл почти тридцать лет своей жизни. Прежде тихий и молчаливо выслушивающий порочные бредни соседа по психушке (в этой роли неожиданно проявил себя скончавшийся во время съёмок от инфаркта Дж. Т. Уолш) по-своему бунтует, отныне предпочитая полное одиночество. Дальше — тишина…Карл Чайлдерс — будто шекспировский Шут, который пытается примерить на себя роль Гамлета. Ну, а по американским киноаллюзиям — ещё и очнувшийся от забытья Вождь или, напротив, подвергнувшийся лоботомии бунтарь МакМёрфи из фильма «Кто-то полетел над гнездом кукушки». Америка любит своих непокорных и богоотступнических сынов только на экране, иногда — и на оскаровских церемониях. А благодаря раскрутке из-за «Оскара» картина Торнтона, выпущенная лишь через год после съёмок и только в двух кинотеатрах, смогла от первоначальной суммы $0,1 млн. увеличить свои кассовые сборы до $24,5 млн., что для подобной ленты является сногсшибательным результатом. Если же учитывать мировой прокат, то её мизерный бюджет оказался превзойдён более чем в 34 раза!1997


Поиск по названию