Опасные игры

Эта лента нередко понимается буквально, согласно своему банальному названию, сменившему более многозначное — «Глаза змеи» (Snake Eyes) — после показа на кинофестивале в Венеции. В сюжетно хаотическом действии, в котором будто бы нет разницы между снятой, ещё снимаемой и подлинной реальностью, поскольку в каждой из них есть грубые, отталкивающие, порой шокирующие моменты криминально-эротического плана, всё кажется абсолютно похожим и взаимозаменяемым. По этой трактовке, теряющие над собой контроль герои-супруги Рассел и Клер, готовые издеваться, унижать и даже убить друг друга, ничем не отличаются от исполнителей их ролей Фрэнка и Сэры, которых доводит до изнеможения беспощадный режиссёр Эдди Израэл, снимающий картину с претенциозным названием «Мать зеркал». А в момент репетиций на съёмочной площадке в одном из кадров мелькает настоящая «хлопушка» с именем Абела Феррары — так что и ему самому, и подлинным актёрам вполне можно было бы приписать все смертные грехи.Опасная игра на острие ножа, рискованная близость к жестокости и цинизму, потеря моральных ориентиров в лабиринте между искусством и жизнью — вот расплата, ожидающая неблагоразумных творцов. Кто кого убивает в финале — персонажи или исполнители? Что происходит с беспутным постановщиком — он напился до потери чувств или же покончил с собой из-за беспросветности существования? Фильм Феррары (своеобразный «Девять с половиной», если считать все работы этого режиссёра италоамериканского происхождения, одного из самых одарённых и непредсказуемых, знаменательно реализован им в возрасте сорока двух лет) провоцирует на отождествление героев и создателей.Тем более что и Мадонна отличается скандально-эпатажным поведением, и Харви Кайтел, который в начале 90-х годов вышел, наконец-то, из тени своего многолетнего партнёра Роберта Де Ниро и стал одним из лучших актёров мирового кино, тоже не обладает ангельским нравом и испытал многие искусы. Да и сам режиссёр «Опасной игры» является не только enfant terrible, но и настоящим Off-Hollywood Bastard, хамом, сквернословом, патологическим типом, ярым «бухальщиком» и т. д. Вот и в реальной жизни он как бы подыгрывает всевозможным негативным представлениям о себе. Однако сквозь эту намеренно вульгарную манеру поведения проглядывает и нечто иное.Абел Феррара вслед за лентой «Плохой лейтенант» (в главной роли — тот же Кайтел) вновь изумил тех, кто способен проникнуть вглубь его дерзко-наплевательских сочинений. Ведь «Опасная игра», на самом-то деле — это философско-поэтическая притча о «бремени грёз» (потрясающе точно использован фрагмент из одноимённой документальной картины о съёмках «Фицкарральдо», где признанный немецкий постановщик Вернер Херцог, тоже с репутацией безумца, добивающийся практически невозможного в кино, говорит, что это всё равно не делает его счастливым).Вот и фильм Феррары — словно проговорка в горячечном бреду о трагическом разрыве между желаемым и достижимым, о непознаваемости любви в жизни и истины в искусстве. Увы, его «Опасную игру» мало кто принял и оценил — в США она собрала смехотворные $70 тысяч за пару недель в одном кинотеатре, а в Венеции была проигнорирована жюри, хотя директор фестиваля, известный итальянский режиссёр Джилло Понтекорво, был поражён игрой Мадонны. Абел Феррара действительно смог добиться от капризной поп-звезды редких спонтанных реакций — причём буквально на наших глазах, настойчиво повторяя одну и ту же сцену на репетициях перед камерой.1993


Поиск по названию