Облако-рай

Этот фильм заслужил одобрительные отклики и критиков, и зрителей ещё в момент своего появления, хотя и не получил нормального проката по причине начавшегося развала киносети. Но все последующие годы он время от времени показывался по телевидению и находился, так сказать, в публичном обиходе, преимущественно воспринимаясь в качестве типично российской истории про затягивающую и иссушающую душу провинциальную жизнь, из которой так трудно куда-то вырваться. Впрочем, в случае с главным героем Колькой, однажды брякнувшим своим соседям и приятелям, как говорится, с бухты-барахты, что он уезжает из вполне заурядного городка в неведомые дали, где только и может происходить нечто важное и значительное, всё получается будто наоборот. Парнишка и не очень-то хочет покидать родные места, расставаться с детства знакомым миром и рвать все связи, какие могут быть у человека, с той самой средой, где он вырос, однако приходится это делать, если уж слово вылетело по глупости из собственных уст, а оно, как известно, не воробей. К тому же окружающие начинают явно и косвенно завидовать Кольке, который, в отличие от них, мог решиться на отчаянный поступок и сорваться куда глаза глядят — то ли в поисках мифического облака-рая, где всем должно быть исключительно хорошо, то ли в наивной надежде опровергнуть народную поговорку насчёт того, что хорошо только там, где нас нет.Интересно, что один из пользователей кинобазы данных imdb.com, по всей видимости, выходец из России, ныне проживающий в Нидерландах, определил «Облако-рай» как melancholic pre-road movie, что довольно затруднительно перевести столь же адекватно ёмко на русский язык — надо использовать куда больше слов. В общем, это вроде бы «меланхоличное кино о том, что испытывает человек перед тем, как отправиться в долгий путь». А иначе следовало бы выразить скромный и немножко застенчивый пафос данной картины как «ностальгию по ещё не покинутому». Или же, если вспомнить русскую традицию присесть на дорожку и выпить на посошок, «Облако-рай» окажется аналогом пожелания «Счастливого пути!» при всём при том, что сборы пусть и были короткими, а вот проводы стали долгими.Кстати, перекличка с «Долгими проводами» об ином парнишке, который собирался уехать от излишне опекающей его матери к отцу-археологу, живущему в другом городе (как на иной планете!), но так и не сделал последнего шага, всё же пожалев растерянную и несчастную родительницу, размазывающую тушь на ресницах под звуки дважды повторенного романса «Белеет парус одинокий», представляется даже закономерной. Лента Киры Муратовой — это продлённое прощание с шестидесятыми, поминки по эпохе оттепели, реквием по несвершившемуся. А произведение Николая Досталя по сценарию Георгия Николаева невольно подвело итог всему прежнему существованию в условиях СССР, что куда очевиднее именно сейчас, но отнюдь не в момент распада советской империи.И ещё знаменательно, что награждение «Облака-рая» призом на фестивале в Локарно в августе 1991 года, происшедшее буквально за день (!) до путча в Москве, по-своему дублирует решение Локарнского жюри осенью 1968 года, когда был отмечен фильм «Осенние свадьбы» Бориса Яшина. Там молодая героиня не успевала выйти замуж за парня-тракториста, подорвавшегося на мине, которая осталась после войны. А в тогдашнем контексте это вполне могло быть воспринято как иносказание о задавленной советскими танками на улицах Праги свободе.Спустя 14 лет после появления картины «Облако-рай» практически та же съёмочная группа в полном составе сделала продолжение под названием «Коля Перекати поле», где речь шла о Коле, вроде бы вернувшемся из дальних странствий в родной городок. Вроде бы…2005


Поиск по названию